Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
3 августа 2007 (31)
Инф.

Перст судьбы

Документальная история

1

- Ребята, а кто у вас лучше всех рисует?

- Коля, выдохнул класс. - Он у нас стенгазету оформляет.

Калестин Коробицын, фотокор "Правды Севера", вел фотокружок во Дворце пионеров и задумал большую выставку ребячьих работ. Требовался художник.

- Вот и хорошо. Приходи завтра после уроков. Посмотрим.

Назавтра два паренька-соискателя на звание художника фотокружка, высунув языки, старательно рисовали эскизы будущей выставки. Через полчаса самые бесстрастные и неподкупные "судьи" хором решали, чей эскиз лучше. Колина работа была отвергнута.

Опустив голову, с закушенной губой, непризнанный художник шагал рядом с Коробицыным по пустым гулким коридорам Дворца к выходу. "Ну и не надо! Обойдусь и без вас. Подумаешь!" Обида закипала в сердце паренька, и в глазах стояли слезы.

Меж тем за дверями кабинетов и разных кружков Дворца шла своя интересная жизнь. Кто-то звонким поставленным голосом декламировал: "Читайте, завидуйте! Я - гражданин Советского Союза!" Дробно стучали каблучки - шла репетиция танцевального кружка. Чистый голосок старательно выводил: "У дороги чибис. У дороги чибис. Он кричит - волнуется, чудак:"

"Ничего я не волнуюсь. Только бы поскорее уйти!"

Калестин Коробицын недаром работал с ребятней. Знал, что нельзя вот так просто распрощаться с потерпевшим неудачу самолюбивым пареньком.

- Коля, а хочешь запишу в какой-нибудь кружок?

Из-за неплотно прикрытой двери доносилась светлая стройная мелодия русской народной песни. Как прохладная врачующая повязка на жгучую рану. Как хрустальная струйка, бьющая из-под земли, к которой прильнешь сухими губами в жаркий полдень и снова ощутишь радость жизни.

Коробицын остановился:

- Вот, например, оркестр народных инструментов. Хочешь, запишемся сюда? И не дожидаясь ответа, постучал в дверь. На пороге показалась миловидная девушка. Вся она еще была там с ребятами, с оркестром. И толком не могла понять, почему ее прервали, почему помешали. Рассеянно слушала объяснение Коробицына.

- Вот тут паренек. Очень хочет у вас заниматься. - Калестин дружески подталкивал Колю вперед.

Пальмире Николаевне Гурьевой, так звали молодого руководителя оркестра, некогда было разбираться с неожиданно возникшим новым членом кружка:

-- Проходи. Садись на свободное место и слушай.

Коля несмело шагнул через порог класса: А оказалось, шагнул навстречу своей судьбе - долгой и счастливой судьбе музыканта.

Не обращая внимания на новенького, ребята продолжали репетировать.

"Неужели и я смогу когда-нибудь играть так же?"

2

- Ну, как твоя фамилия? - спросила Пальмира Николаевна, заполняя журнал в перерыве.

Совершенно неожиданно для самого себя, Коля вдруг назвался:

- Смирнов Николай.

Почему Смирнов? Да потому, что простая, бесхитростная фамилия. Не выйдет из нее никаких обидных кличек, на которые мальчишки большие выдумщики. Николай Шпанов, только что переживший прилюдно фиаско, инстинктивно встал на защиту своей северной, Шенкурской, впоследствии такой известной в области фамилии. Нет уж! Очередного срама и насмешек в свой адрес он бы не перенес. В родной школе, в классе никто не посмеет исказить его фамилию, приклеить позорную кличку, а в новом коллективе можно было всего ожидать.

Полгода новоиспеченный оркестрант с упоением занимался музыкой под выдуманной фамилией. Это нисколько не заботило его. В 12 лет, оказалось, можно обойтись и без фамилии. Колька, Колян, Николай - успевай только откликаться.

Пальмира Николаевна познакомила паренька с домрой - диковинным инструментом, легким, маленьким, с тонким грифом. Подала медиатор. Слово-то какое! Показала, как извлекать звук.

К удивлению руководителя, у Коли оказалась природная постановка рук, а тремоло (основной прием звукоизвлечения) получилось с первого раза. Да и со слухом было все в порядке. Шпановы - семья музыкальная, песенник у них от частого употребления был истрепан до дыр.

Увлекшись новым делом, открывал Коля для себя прекрасный мир музыки. И все свободное от уроков время проводил во Дворце пионеров. Чтобы как-то привязать его к дому, мудрая мать купила ему мандолину. И теперь дома вечерами крутились пластинки с популярными песнями, а будущий музыкант на слух подбирал-подыгрывал эти мелодии на мандолине, услаждая слух соседей коммунальной квартиры.

В один из вечеров заглянул на кухню, где занимался Коленька, мужичок, соседский гость из Шенкурска. Да не простой оказался гость, а музыкальный. И хоть указательный палец его был неподвижен (результат травмы в лесу), стал такое выделывать на Колиной мандолине, что в тот вечер паренек долго не мог уснуть. Вот это да! Игра музыканта-самоучки из глубинки произвела на него неизгладимое впечатление. Более того, впоследствии став педагогом, сам использовал и обучал своих студентов этому приему - активной работе четвертого - самого слабого - пальца. Вот и получилось - недостаток обернул во благо.

Весной во Дворце пионеров состоялся смотр-конкурс среди школьников.

- Шпанову Николаю, ученику 23-й школы 6 "Б" класса присуждается первое место и премия за исполнение Полонеза Огинского на домре, - отчетливо прозвучало со сцены.

- Какому еще Шпанову?! Это же наш Колька Смирнов, - заволновались ребята и побежали к Пальмире Николаевне. Тут и раскрылся подлог, который не имел последствий, так как никакого криминала в нем обнаружено не было. Только спустя несколько десятилетий, на юбилее музыкального училища поседевший "ученик- самозванец", заслуженный работник культуры Николай Афанасьевич Шпанов и его первая учительница Пальмира Николаевна Гурьева будут до слез смеяться, вспоминая этот эпизод.

А пока что идет Коленька за премией по весенним улицам, и настроение его под стать солнечному теплому деньку. Шел и думал: "Что это будет: велосипед или мотоцикл? Где его держать буду? Не в сарае же с дровами".

А премия-то оказалась вон какая - толстенная книга "Методическая разработка к урокам литературы по роману Гоголя "Мертвые души":

3

- Не мужская это профессия! Несерьезная какая-то. Выбрал бы в конце концов мореходку или АЛТИ, а то музыкальное училище. И мать-то, наверное, против, - так уговаривал его седой, много повидавший на своем веку, завуч школы. Он искренне верил, что профессия музыканта дается избранным, что это от Бога.

Коля был непреклонен:

- Дайте документы.

- Ну ладно, - кивнул завуч, - не поступишь - приходи. Назад возьмем.

Начистив гуталином парусиновые тапочки (не выступать же на сцене в белых), предстал Шпанов перед приемной комиссией. Исполнил свой коронный Полонез и спел во весь голос "Улица, улица ты, брат, пьяна" композитора Дюбука. Слух, ритм, память - все на "отлично". И был принят. Теперь можно было заниматься музыкой с утра до позднего вечера. А предметы-то какие! Гармония, музыкальная литература, сольфеджио: Правда, были еще и физика, и химия, и литература. Как без них? Но главное - музыка и любимый инструмент - домра.

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага