Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
8 июня 2007 (23)
Светлана Соболева.

Тамара Шпанова: о времени и о себе

В самые непростые для сельского хозяйства годы она возглавляла совхоз "Паденьгский", пережила все трудности переходного периода. Создав собственное частное предприятие, сочла нужным выплатить бывшим своим работникам все долги по заработной плате. Ругали её много: и в глаза, и по-за глаза, не раз "прокатывали" на выборах в депутаты областного и районного Собраний.

В октябре 2005 история для Тамары Николаевны Шпановой пошла в другом направлении: она не только была избрана депутатом сельского Совета МО "Усть- Паденьгское", но и стала его председателем. Когда-то её отец, механик Паденьгской МТС Николай Андреевич Вересковский, сказал дочери: "В партию не вступай, в директора не ходи!" Дочка оказалась непослушной.

- Родилась я в деревне Алёшковской в Паденьге, - вспоминает собеседница. - Отец, Николай Андреевич Вересковский, родом из Белоруссии, из раскулаченных и высланных на Север. По образованию - инженер сельского хозяйства. Всю жизнь отработал механиком в Паденьгской МТС, которая объединяла несколько совхозов и колхозов. Специалист был классный, многие работники его до сих пор помнят. С 1988 года его нет в живых.

- Изменилась родная Паденьга с той поры?

- Да. Я ведь давно живу, помню такие времена в деревне, когда много населения было. Помню, как Паденьгский клуб набивался битком, как гармонь собирала людей на праздники. В Паденьге также была своя больница, школа, МТС, два магазина, пекарня. Это ведь о чём-то говорит! В деревне Ладихино тоже были своя школа, магазин, маслозавод: Куда всё девалось? Жутковато, конечно. А деревни мы потеряли в своё время при Хрущёве, когда в дальних деревнях отрезали свет и радио, чтобы люди переезжали в другие места. Из нашего Дёмино очень много людей переехали в Шелашский лесопункт и в колхоз им. Ленина.

- Вы закончили Алёшковскую школу?

- Потом пешком отходила в Устьпаденьгскую, потом училась в Ровдино. Год отработала заведующей клубом в Паденьге и поступила в Ленин-градский сельхозинститут на агронома. По распределению шла девятая, можно было распределиться везде, можно было остаться при аспирантуре. Отец очень удивлялся, почему я там не осталась, но у меня было одно дикое желание - вернуться домой.

- Тамара Николаевна, не каждая девчонка мечтает стать агрономом. Крестьянский труд тяжёл:

- Труда я не боялась. Всегда было огромное желание узнать всю технику, а в институте нам сразу дали права тракториста и водителя. Поэтому больше тридцати лет я уже за рулём. Пример перед глазами был папин, по характеру я вся в него. Директором совхоза "Паденьгский" был в 1974 году Михаил Владимирович Добрынин. Я приехала сюда вторым агрономом, первое время работала с Ольгой Николаевной Юшмановой. Потом её "забрали" в управление, и я стала главным агрономом. Меня, кстати, тоже агитировали перейти на работу в райком партии.

- Были активной ком- сомолкой и коммунисткой?

- Что вы, это сумасшествие какое-то было. Мы искренне верили, идеология была сильна и казалась нам идеальной. И взносы платили, и на собраниях отчитывались о ходе уборки, посевной. Всё всерьёз. В 1988 году меня уговорили стать директором совхоза "Паденьгский". Когда я принимала хозяйство, в нём было 350 работников, только трактористов человек пятьдесят. В живых из них осталось человек пять, потому что тракторист - профессия тяжёлая. Помимо 50 тракторов и 30 автомобилей, не считая остального автопарка, в совхозе было более тысячи гектаров пахотной земли, которую мы каждый год пахали. Наше поколение - самое несчастное, нам сложно смириться с тем, что было совсем недавно, и с тем, что стало.

- Почему всё это произошло с сельским хозяйством?

- Потому что была целена-правленная политика - разрушить сельское хозяйство. При нормальном финансировании мне удалось поработать от силы два года. А потом началась борьба. Мы чётко понимали: чем дольше мы протянем, тем дольше проживём. Началось фермерство, от нас за-брали фонды и не дали пос-леднюю машину. Потом техника вообще перестала поступать, но мы латали старую. Возросла цена на ГСМ, увеличились налоги, но мы платили до последнего. Рванули вверх тарифы на электроэнергию, и это стало затягивать наши отчисления.

- Кольцо вокруг вас всё сужалось, пока совсем не стянулось мертвой петлёй?

- Вышло распоряжение, чтобы к 1 января 1992 года под личную ответственность руководителей сельхозпредприятий все совхозы и колхозы преобразовать в СПК и АО. Мы же тогда верили беззаветно, думали, что нам плохого не посоветуют. А получился тот же обман. Все эти паи - это же замазывание глаз людям. Что такое получить пай в разрушенном хозяйстве?! Самое интересное, что после преобразования долги-то наши по электроэнергии, по налогам никуда не делись. Часть их списали только в 2006 году.

Конечно, мы тянулись до последнего. Пытались что-то продавать. Не могли заготовить корма, стали убирать поголовье, возили мясо в Архангельск, мясо и молоко в Северодвинск. В каждом из трёх отделений совхоза была пилорама, мы стали возить доски в Воронеж, а оттуда - зерно, сахарный песок, продукты питания, чтобы можно было дать под зарплату людям. Чего только не пережили, но, повторюсь, я всегда говорила: чем дольше мы протянем, тем будет лучше для населения.

- Протянули до:?

- До 2000 года. Поставила цель: как только выхожу на пенсию, подаю заявление об уходе. В 2000 году я добровольно - принудительно выделила из СПК "Паденьгский" три крестьянских хозяйства. Кто был управляющим на отделениях, тех и выбрали главами этих хозяйств. Когда я ушла с руководителей хозяйства, у меня было состояние человека-изгоя. Но всё надо было в жизни пережить. Так как меня обвиняли во многих грехах, взяла на своё ЧП задолженность по заработной плате и по электроэнергии. Постепенно всё погасили.

- Когда было образовано ЧП?

- В 1999 году. Направления деятельности - выпечка хлеба и торговля. В подчинении - десять человек. Время как-то всё расставило по своим местам. Я уже привыкла, что везде виновата: и на работе, и в семье. Как дети выросли, не видела. Убеждена, что власть женщине сильно вредит. Меняется характер, становишься жёстче. Хотя, получается, на Руси всю жизнь баба тянула. Может, баба и вытащит Россию?! Обидно, что мужики в деревне спиваются, слабже они нас! А жёнки, жёнки впереди паровоза бегут. Конечно, это неправильно, нельзя становиться мужеподобными.

- Тамара Николаевна, избрание Вас депутатом, а затем председателем Совета депутатов МО "Усть-Паденьгское" стало своеобразной реабилитацией?

- Ой, у нас всю жизнь было депутатство! Ещё при Советской власти. Меня, правда, пару раз "прокатывали" в областное Собрание и в районный Совет. Тогда я ещё работала директором совхоза, и, в принципе, понимаю, почему "прокатывали". Какой-то N - человек хороший, а Шпанова столько зла в деревню принесла! Я ведь ситуацией владела, знала, что деревенские по- за глаза про меня говорили. Зато сейчас: "Ой, Тамарушка, какая ты хорошая!"

- С чем связана такая перемена в отношениях с людьми?

- Просто я начала жалеть всех тех, кто когда-то работал в нашем совхозе. Ведь не только я, но и они всю жизнь перед кем-то виноваты. Деревня-матушка всю жизнь виновата в России! До сих пор так. Из деревни деньги гребёт, кто может, а для рядового колхозника всё это зло воплощается в руководителе. Чем теперь я могу им помочь? А я стараюсь их не забывать, подарки от ЧП на день рождения дарить, проявлять знаки внимания. Это сегодня очень востребовано.

- Как Вам в должности председателя Совета депутатов?

- Депутаты у нас - молодцы. Активные, деятельные, инициативные. Меня это очень радует, вселяет надежду, что ещё возродится деревня, что все наши поля по весне мы ещё будем перепахивать. Никаких претензий к новой власти у нас не было. Познакомившись с цифрами бюджета, поняли, что опять деревне все проблемы придётся решать самой: в опоре на жителей, на предпринимателей.

- Что, в первую очередь, нужно сегодня возрождать в деревне?

- Культуру! В человеке всё равно ведь есть красота, она всегда была. Вот покрашен дом, огородик, цветочки, чистота во дворе - красиво! Так хочется, чтобы этой красоты было бы больше и в нашем общем доме, на всей территории МО "Усть- Паденьгское". Плохо ли мы живём? Не знаю. В царское время всю эту землю пахали лошадьми, а какие семьи были крепкие, и сколько народу здесь жило.

- Сейчас численность населения здесь стремительно уменьшается?

- Горько мне об этом говорить, но я свою дочку Анну отправила жить в Питер, хотя она рвётся в деревню к родителям, и на любых условиях приехала бы жить сюда, на родину. Ведь сколько нашей молодежи мыкается в городах, во всех этих ларьках, сюда не едут, потому что нет рабочих мест. А рабочие места здесь только в сельском хозяйстве. Поэтому всё равно его надо возрождать и вытаскивать! Никуда нам от этого не деться! Что ещё могло бы здесь развиваться? Туризм! Один мой знакомый говорит, что скоро вся Европа будет ездить к нам, смотреть на наши места. Потому что мы - не Москва, мы всё ещё чистая, нетронутая Россия.

- Спасибо за беседу. Успехов Вам!

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага