Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
3 мая 2007 (18)
Любовь Добрынина.

"Кадриль" моя старинная...

Прошло немало лет, а я с удовольствием вспоминаю клемушинскую "кадрель". Исполняли ее одни женщины, как на подбор, маленькие, миниатюрные, симпатичные и такие быстрые в движении.

Да кто же они? Уроженки Сюмы, живущие в Сюмском лесопункте, пенсионерки: ранее мастер нижнего склада Валентина Семеновна Одоева, пекарь Александра Григорьевна Хаванова, работница детсада Клавдия Андреевна Хаванова, бракеры нижнего склада - Александра Ивановна Теремецкая, Нина Александровна Савина, обрубщик сучьев Зинаида Васильевна Теплякова и учительница начальных классов Людмила Александровна Одоева. Судьбы их так похожи, что как будто писаны с одного листа.

Нам нужна одна победа

За их плечами война. 16-17-летние девчонки - участницы оборонных работ в Плесецком районе и в Архангельске. Рыли окопы, заготовляли дрова для паровозов и пароходов, испытали бомбежки в Архангельске. Работали на износ в колхозах и лесохимии Сюмы, летом заготовляли баррас, зимой у смолокуренных печей разделывали смолье. После войны трудились, не считаясь со временем, в колхозах и Сюмском лесопункте. Здесь и любовь свою встретили:

- Ох, какие это были работящие женщины. В любом деле на них можно положиться. Работа для них всегда была на первом месте, - вспоминает бывший нормировщик лесопункта Валентина Витальевна Коноплева. - Помню, какой Александра Григорьевна Хаванова хлеб пекла (она тогда пекарем работала) - пышный, с румяной хрустящей корочкой, ноздреватый. Чем больше ешь, тем больше хочется.

- Да, все они замечательные труженицы, вместе с мужьями брали рекорды в лесу, трудились с полной отдачей, - говорит о них бывший начальник лесопункта Владимир Артемьевич Заручевский. - В честь 100-летия со дня рождения Ленина коллективу было присуждено сразу три знамени - леспромхоза, района и Министерства лесной промышленности. И в этом немалая их заслуга, о чем свидетельствуют многочисленные награды.

Они везде успевали. Мужей любили. Детей растили. Хозяйство вели, ткали, пироги пекли:

И спеть смогу,

да и:

Судьба распорядилась так, что всю жизнь они прошагали с песней, пляской, шуткой, с верой в лучшее, с желанием делать людям только добро. Природа щедро одарила всех их чудным даром - умением петь, плясать, а кое-кого и на балалайке играть.

В поселке в 1962 году появились интересные, настоящие клубники, энергичные супруги Алефтина Филипповна и Евгений Лукич Нацук. Они-то и сумели зазвать этих женщин в клуб. Откровенно говоря, было непросто - все работали, у всех семьи, хозяйство. Дел было невпроворот. Однако победило желание общаться и нести людям радость.

Евгений, вернувшись с работы из леса, (на полставке был завклубом) сначала показывал кино в клубе. Алефтина же забирала из садика своих детей (там она работала воспитателем) и спешила в клуб. Приходили, управив все дела, на репетицию женщины. Евгений брал баян и с женой допоздна проводили с женщинами репетиции, отрабатывали пляски и песни. Концерты готовили ко всем праздникам. Не менее, чем за месяц, собирались ежедневно. И не было случая, чтобы кто-то из участниц не пришел на репетицию.

Перед тем, как расходиться по домам поздним вечером, кто-нибудь скажет: "Давай, Евгений, сыграй нам еще русского, мы хоть "ридикулит" полечим". И он играл: "Живешь, вроде тут и там болит, а сходишь в клуб пообщаешься, порезвишься - и жить хочется, и все "болячки" в сторону", - поделилась со мной в тот период своими размышлениями Александра Григорьевна Хаванова.

Сколько было подготовлено концертов! Клуб с трудом вмещал всех желающих. Приходили все - от мала до велика. Часто выезжали с концертами в Сюму. А если приглашали выступить на празднике в Шенкурске, они всегда с удовольствием принимали это приглашение. С отъездом из поселка Клемушино супругов Нацук репетиции и выступления не прекратились. Они продолжали радовать земляков своими талантами.

В тот день, когда мы приехали в Сюмский лесопункт, в клубе шел ремонт. Женщины собирались около клуба на очередную репетицию, готовились к выезду с концертом в Сюму. К клубу подходили и дети, и взрослые посмотреть, а чем же сегодня порадуют артистки? И вот репетиция началась. Пели и плясали "кадрель" под балалайку. Сколько удали русской, задора и веселья. А солнышко, глядя на них, тоже играло, просто танцевало. Эх, разгуляйся, душа! А какие звучали частушки! Все о любви, измене - в общем, о том, чем живем, на чем держится наша жизнь.

"Выхожу и начинаю

Потихонечку дробить,

Неужели у залеточки

Душа не заболит?" - ведет песню одна из солисток.

"Сюма-речка, Сюма-речка,

Сюма - быстрая река,

Успокоила сердечко,

Кого надо завлекла", - подхватила другая. И вот уже третья вступает:

"Перебейка" из-за дроли

Потеряла аппетит.

У меня после изменушки

Нежевано летит".

Песню подхватывает следующая:

"Отбивай, подруга, дролю,

Все равно не совладеть.

На твои колени сядет,

На меня будет глядеть".

А выход какой, у каждой свой, неповторимый, а дробь:А какая стать герделивая:

"Ты, подруга, дроби, дроби,

Мы отчаянные обе.

Посмотрю я на тебя,

Ты отчаянней меня".

"Говорил мне милый мой:

"Поздно вечером не пой,

Как услышу голос твой,

Не могу стоять с другой".

Мы видели, как появлялись улыбки на лицах у слушателей, и как молодели души. Они готовы были слушать и слушать. И, конечно, женщины понимали, что они востребованы, нужны людям, а люди им. Мы любовались артистками, их мастерством, жизнелюбием, оптимизмом. А они водили хороводы, исполняли русские пляски, старинные песни и песни советских композиторов. Вспомнились стихи китайского поэта: "В стихах или в вине была б охота. Сравнюсь с любыми сыновьями века, так что не надо сбрасывать со счета меня, совсем седого человека:". Да, человек умирает не от старости, а от страха перед старостью - верно подмечено.

А клемушинские певуньи живут без страха. И правильно делают. Своими песнями и плясками они поднимают людям настроение, продлевают жизнь. Ведь не секрет, кто пляшет и поет, тот долго живет.

- Расцениваю их творчество, как национальное богатство важской земли. Восхищаюсь их самобытностью, артистичностью, своеобразной манерой исполнения, оптимизмом, добротой. Их песни и пляски мы используем и широко пропагандируем. Они в репертуаре Шенкурского народного хора, - сказала его руководитель Надежда Григорьевна Смирнова.

Дар дружить

- Помню, как они собирались на посиделки то к одной, то к другой подруге - на праздники, на дни рождения, - вспоминает бывший воспитатель детсада поселка Клемушино Галина Васильевна Сутыгина. - Доставали из сундуков наряды, шали покрасивее накидывали и в путь. Обязательно с гостинцами - кто что наготовит: тут и рыбники, и пироги, и шаньги, и пирожки, и колобы, и калачи, салаты, винегрет, холодец. Все такое вкусное, да сдобное. Ведь у каждой тогда был скот - корова, овцы, козы, куры:Вся продукция своя. Садились за стол, полный яствами. Какое же застолье без добрых слов, подарка и шутки. Запомнила я, что шутили всегда только над собой, дабы не обидеть кого-либо. Вот уж правду говорят: "Нет лучше шутки, как над собой". Всем смешно и не обидно:И, конечно, всегда были песни и пляски. "А ну, Валя, запевай, душа песню просит:", - скажет кто-либо. Валентина Семеновна Одоева запевалой была. А голос у нее звонкий, чистый. И все дружно подхватывали. Пели голосисто, складно, от чистого сердца. Клавдия Андреевна Хаванова не только прекрасно пела, но и подыгрывала на своей балалайке, да так, что ее балалайка каждое слово песни, частушки, просто выговаривала.

- На такие посиделки мог прийти каждый - двери открыты. Женщины поприветят, накормят, и вместе с ними повеселишься от души. А если что, они уже тогда были вдовые, умели и отпор дать, - продолжает Галина Васильевна, - как говорят в таком случае: "Голой ж- - - - на ежа не садись". Урезонить всегда умели.

Согласитесь, разве не удивляет женская дружба, которую они пронесли, как и песню, через всю жизнь с малолетства до:без зависти, наговоров, обид. Большой ум надо иметь.

Простые

истории

Вспоминаю, как после репетиции подходили к нам женщины, рассказывали о себе. Валентина Семеновна Одоева поведала мне: "В семье было 6 девчонок и 2 парня, все пели, но всех голосистее я была. Учились в школе в Шеговарах, жили мы на квартире. В войну придем из школы холодные да голодные. Девчонки запросят: "Валя, спой нам частушечку". Я и спою да не одну. Вроде и есть не так хочется.

Душа просила песен, и я пела всю жизнь -- и на оборонных, чтоб настроение подругам поднять, и в лесохимии у смолокуренных печей:в любую свободную минуту. Помню, как один паренек Саша после работы здорово на балалайке играл. Слушали все, а я не вытерплю и выскочу на круг. Ой, как ему нравилось, как я пою да пляшу. Нравилась я ему, да и он мне. Правду говорят: "Любовь - не пожар, а загорится - не потушишь". Замуж позвал. Согласилась с радостью. Я замуж выскочила рано, в 20 лет, а с песнями никогда не расставалась.

Дочки Лида, Оля, Галя в меня пошли, чуть ли не с рожденья поют и пляшут. Да и внучка Таня с 7 лет частушки поет, да и другие внуки - Оля, Вера, Дима - все поют. "Эх, топни нога, не жалей сапога, татька новые сошьет или эти подошьет:". Жить-то веселее, когда душа поет, и ты поешь".

Разговорились мы с Клавдией Андреевной Хавановой: "Везде работала, даже няней в детском саду, будучи уже на пенсии. В садике у нас было около 70 детишек - от грудничков и до семилетних. Пока воспитатели Галина Васильевна да Алефтина Филипповна со старшими занятия проводят, я малышек подмою, обласкаю, усажу рядом, а кого и на колени подсажу, и запою. Ой, как они любили песни мои слушать, никому и плакать не хотелось. Потом и убаюкаю их под свои песенки. Любила я их, как своих родных семерых детей, и они меня тоже. С мужем-то я прожила счастливую, долгую жизнь. Жаль, нет его теперь - умер. Всю прожитую жизнь вспоминаю:

Меня, 17-летнюю, назначили бригадиром на оборонных работах в Плесецком районе. Дрова для паровозов заготовляли. Здесь я и первую любовь встретила. Как мы любили друг друга! Он был среднего роста, чернявый. Витей звали. Пилы нам точил. А на гармошке вечерами как играл! Не устоишь бывало - сразу в пляс пойдешь. Я в ту пору и частушки пела, и плясала, и на балалайке играла. Всех своим весельем спотешала. Но недол-гой была любовь. Приревновал он меня к одному парню. Я-то просто постояла, да поразговаривала, а любила-то его - гармониста своего. После оборонных пути наши разошлись и больше я его всю жизнь не видела. "А Вы, - обратилась она ко мне, - везде ездите, вдруг узнаете, где он, так передайте, что я его так бы и повидала. Пива наварю, шанег с толокном напеку и тысячу частушек ему спою под ту же самую балалайку". "Да-да, гармониста-то нам надо", - вторили ее подруги. "Ну, я уж постараюсь", - шутливо ответила им. А ведь нашла я его, Клавдия Андреевна, но уже поздно. Оказывается, он приехал в ту самую деревню, где вы жили, там и прожил всю жизнь, жил по соседству с моей подругой (они однофамильцы). Вот так я и узнала о его судьбе. Работал техноруком. Пятеро детей у него. Два года назад после смерти своей жены он тоже ушел в мир иной. Соседи говорят, что он вспоминал и не раз годы войны, и Вас, свою первую любовь.

Но не узнала об этом Клавдия Андреевна Хаванова, в декабре прошлого года на 87-м году ее не стало. Нет среди подруг и Александры Григорьевны Хавановой, она умерла раньше. Остальные, а им всем за 80 лет, продолжают жить в поселке и дружить. Теперь они уже не выступают в клубе, но нет-нет да и собираются вместе за самоваром, повспоминают, попоют, жизнелюбие не покидает их. Радуются каждому дню. "Жить-то - это счастье", - приговаривают они. Им и до сих пор все чего- нибудь не хватает, как в песне поется: зимою - лета, осенью - весны. Вот бы кофту новую купить - и покупают. А хорошо бы "евроремонт" в свом углу провести, и делают, конечно, не без помощи. "Я восхищаюсь ими и люблю за их оптимизм", - сказала мне при встрече Г.А. Саладина, дочь Валентины Семеновны Одоевой.

Да, я знаю женщин, которые довольствуются малым - лавки в доме, еда на столе и солнышко в окне - и ничего больше не надо. Это их удел. Но с такими, признаться, неинтересно.

На зиму теперь некоторые клемушинские артистки уезжают в города к детям. Те заботятся о них, никто не предлагает им дом для престарелых. Дети не перечат родителям, вот поэтому родители и долгожители. И это верно. Задумайтесь. Все быстротечно. Много ли надо, чтоб стариков обидеть. Все в жизни повторяется:Как ты относишься к пожилым, так и к тебе в старости будут - это истина.

А весной они, как перелетные птицы, возвращаются в свой родной угол, в Клемушино. Пусть же им, как и всем нам, улыбаются солнышко и звезды с неба.

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага