Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
6 апреля 2007 (14)
Евгений ОВСЯНКИН,

Мой первый университет

Более десяти лет назад я опубликовал в газете краткие заметки об истории Шенкурского педучилища. Мои, далеко немолодые коллеги, прислали свои воспоминания, несколько фотоснимков. Они помогли мне полнее восстановить жизнь крупного по районным меркам учебного заведения, которое окончили сотни юных жителей Поважья. Предлагаю читателям свои дополненные воспоминания об этой, теперь уже очень далекой, странице нашей истории.

В моем личном архиве бережно хранится журнал "Молодой учитель", напечатанный в 1946 году как орган педагогического кружка Шенкурского педагогического училища. Отлично помню, как, будучи уже студентом Архангельского педагогического института, я получил эту тощенькую, но дорогую книжицу.

Напутственные слова нашему послевоенному (1946 года) выпуску учителей начальных классов. Дорогие незабываемые имена педагогов. Степанида Степановна Брагина, Анна Павловна Кичева, Нина Иосифовна Свентоховская, Виктор Васильевич Богданов... И сейчас, спустя более 60 лет, трогают за сердце вечные, нестареющие слова их доброго наставления своим питомцам, проведшим в стенах училища тяжкие военные 1943-1946 годы.

"В добрый путь, мои молодые коллеги! - писал в краткой статье директор училища Александр Семенович Вьялицын. - Мы гордимся и рады за вас. Надеемся, что вы поддержите честь и достоинство народного учителя, честь и достоинство своего родного училища".

Обращаясь от имени выпускников, автор этих строк, т.е. я, в разделе "Слово выпускников" написал тогда: "Спасибо вам, родные! Призываю всех вас, мои друзья, мои товарищи по педучилищу, отдать великому делу и благородному труду все свои силы и знания, силы и уменье".

И тут же слова моего единственного за всю жизнь преданного гласности стихотворения:

...На добрый

путь учительский

Теперь в последний час,

На путь большой

и радостный

Благословите нас...

Простим наивность 18-летнего деревенского парня, напыщенность стиля его "творений". Все было в них: благодарность не только педагогам, но и государству, партии, клятва лучше работать. Повторюсь: мы были детьми своего времени. А наше юношеское сознание подпитывало в тот год мощное духовное состояние народа, ощущение Великой Победы.

И теперь, когда пытаешься трезво оценить все то, что было написано в этом журнале, приходишь к выводу: мы, выпускники училища, оказались верны своим заверениям. Мы выполнили наказ своих педагогов. Пожалуй, большинство из нас, выпускников того года, всю жизнь отдали педагогическому труду.

Долгие годы работал учителем школы, затем заведующим роно и директором заслуженный учитель школы Российской Федерации Виктор Ившин. Опытным мастером педагогического труда, организатором народного образования в своем районе проявил себя Алексей Аспедников. Учителем начальной школы, а затем инспектором роно работал рано ушедший из жизни Николай Аншуков. Не один десяток лет проработала в школах своего района моя землячка Раиса Нечаева (Меньшикова). А сколько их было всех, юных шенкурян, жизнь которых была тесно связана со школой, с детьми.

С грустью замечаю, что, к великому сожалению, до сих пор не было ни единой попытки рассказать о судьбе наших педагогов, самого училища, прекратившего свою жизнь где-то в 50-е годы. Более того, многие из них уже ушли из жизни. И это неудивительно: все мы давно перешагнули 70-летний рубеж. Не осталось в живых ни одного нашего педагога. Жизнь берет свое: Хочу кратко напомнить об этой почти забытой странице истории родного Шенкурска.

Шенкурское педагогическое училище было создано в 1931 году. Это было время, когда ликвидация неграмотности, введение закона о всеобщем обязательном начальном образовании потребовало тысяч учителей. В том году к уже существующим в Северном крае Каргопольскому, Вельскому и Сольвычегодскому училищам добавились Шенкурское, Емецкое, Ненецкое и Архангельское.

К слову замечу, что попытка создать в Шенкурске педагогическое училище предпринималась еще в далекие 20-е годы. Она оказалась неудачной - училище было закрыто. Но в Шенкурской школе второй ступени всегда был класс с педагогическим уклоном. Шенкурск, начиная с 1919 года, всегда поставлял для губернии учителей начальной школы.

Шенкурское педучилище было средним по своим масштабам. В нем обучалось от 160 до 300 человек. Несколько лет училище влачило жалкое существование, т. к. находилось на тощем районном бюджете. Низкие зарплаты, мизерные стипендии не добавляли авторитета званию учителя. Перед Великой Отечественной войной училище ждали новые испытания. Буквально накануне ее были введены новшества: плата за обучение и выплата стипендий только отличникам. Это означало, что стипендию получали меньше десяти процентов учащихся. Начался массовый отсев. Как ни странно, но дело поправилось в годы войны. В 1943 году государство ввело выплату стипендий всем успевающим. Наличие стипендий, а также снабжение учащихся рабочей хлебной карточкой во многом объясняли мотивы, по которым деревенские парни и девушки шли не в среднюю школу, а поступали в педучилище.

В мое время срок обучения в педучилище составлял три года. На каждом курсе было две-три параллели, т. е. от 6 до 9 групп. Роль педагогических училищ в то время не ограничивалась подготовкой учителей. Все они, на мой взгляд, были важным фактором формирования сельской интеллигенции, существенно оживляя культурную жизнь районов области.

Почему-то убежден в том, что время моего пребывания в педагогическом училище (1943-1946 г.г.) совпало со звездным часом этого учебного заведения. Это был тот момент, когда образовались и надежно действовали традиции. Существенные перемены происходили в кадровом составе училища. На смену старому поколению педагогов приходили новые, получившие образование в Архангельском педагогическом институте.

Я застал еще опытнейшего педагога Василия Порфирьевича Богданова. Выпускник духовной семинарии, этот человек всю жизнь работал в школах района. В наше время он заметно сдал: из-за болезни глаз носил темные очки, чувствовался его ослабленный слух. Во время ответа подходил к парте, за которой сидел отвечающий, и слушал его ответ. Но такого фаната русского языка я, пожалуй, не встречал больше никогда. Он требовал неукоснительного знания правил, отличного ведения тетради, красивого почерка. Столь же непримиримой в своих требованиях была незабвенная Клавдия Федоровна Пестерева.

Видимо за год до моего поступления в училище появились три новые учительницы: Степанида Степановна Брагина, Галина Степановна Устинова и Нина Иосифовна Свентоховская.

Вспоминаются прекрасные уроки литературы увлеченной своим предметом Степаниды Брагиной. Невысокого роста, с сильными очками эта молодая учительница заражала нас любовью к русской литературе, курс которой был довольно большой. Быстро набирала силу историк Галина Устинова.

Судьба этих людей, как впрочем и многих других, была нелегкой. Уже в наши дни я узнал, что и у Степаниды Степановны, и у Галины Степановны были репрессированы отцы, и им довелось в жизни в полной мере вкусить лиха.

Рад тому, что с сыновьями того и другого педагога поддерживаю добрые отношения. Несмотря на существенную разницу в возрасте, нахожу общий язык с Сашей Чесноковым - сыном Степаниды Степановны и доктором экономических наук, профессором Александром Викторовичем Пластининым - сыном ныне уже покойной Галины Степановны Устиновой (Пластининой). Нашими общими усилиями с Сашей Пластининым удалось издать в 2006 году добротную книгу "Первый в стране", посвященную 70-летию Соломбальского целлюлозно-бумажного комбината. Александр Викторович, являясь профессором Архангельского технического университета (по- старому АЛТИ), многие годы трудится там председателем совета директоров.

Но, пожалуй, самой любопытной и одаренной личностью был директор нашего училища Александр Семенович Вьялицын. Допускаю, что он не всегда имел время для должной разработки своего урока. Но это был педагог-импровизатор. Педагогика, которую преподавал нам Александр Семенович, всегда была наукой суховатой, догматической и довольно скучной. Но в устах Вьялицына она превращалась в поэму, во что-то яркое, бравшее за душу, с непременным выходом в жизнь. Это был в полном смысле народный учитель.

Во время работы над книгой "Архангельский педагогический колледж" я обнаружил в архиве област-ного управления образования тощее личное дело Александра Вьялицына. В нем не оказалось ни биографии, ни даже личного листка по учету кадров. Но зато вложена характеристика, написанная в начале 1941 года, когда Александр Семенович работал завучем. Содержание этого документа полностью подтверждает незаурядность личности педагога. "В пед-училище Вьялицын преподает физику, химию и географию с методиками во всех классах, - говорилось в характеристике. - Как преподаватель, Вьялицын в методическом, научном и практическом отношениях подготовлен совершенно достаточно и проводит уроки хорошо и содержательно, несмотря на то, что некоторые из преподаваемых им дисциплин (физика, география) не являются его специальностью, полученной в педагогическом институте".

В личном плане человек далеко не святой, Александр Семенович, мягко выражаясь, иногда выпивал. Но, странное дело, зная об этом, студенты не осуждали его. Авторитет Вьялицына от этого не туск-нел. Позднее, будучи уже аспирантом Ленинградского института имени Герцена, я встретился с Александром Семеновичем, когда он защищал кандидатскую диссертацию. И мы разговаривали в чем-то на равных. Он уже работал преподавателем одного из вузов, если память мне не изменяет, то в городе Выборге. А в институте училась его дочь Вера. Вообще у Александра Семеновича, жившего в желтом доме, где-то рядом с милицией, было много детей.

Евгений ОВСЯНКИН, студент педучилища в 1943-1946 г.г. Почетный гражданин Шенкурска. Фото из архива С.С. Брагиной (Чесноковой). (Окончание следует).

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

Парк диснейленд

парк диснейленд

ethnomir.ru

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага