Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
2 марта 2007 (9)
Любовь Добрынина.

Берегинюшка

В деревне Сидорово, что в семи километрах от Шеговар, живет необыкновенная женщина Ефросинья Александровна Личкова. Ей 7 октября исполнится 100 лет. "Ну и что? - скажет иной скептик. - Живут и другие по 100 лет". Живут-то, живут: А она еще и другим помогает жить. Надеясь на чудеса, едут к ней люди за здоровьем, чтоб получить подчас второе рождение. Вот уже на протяжении семидесяти лет едут отовсюду - из Москвы и Санкт-Петербурга, Вологды и Мурманска, Северодвинска и Архангельска и даже: Да и редко кто не побывал у нее из наших земляков. Еще скажу, что тот, кто испытал ее лечебный массаж, болеть не захочет.

Вы чудо вершите:

Вернулся Геннадий в отпуск на родину в Шеговары из Норвегии. Он там живет, руководит авиакомпанией. Все бы хорошо:Да на этот раз приехал с тростью, хромает. Катался как-то в горах на лыжах и пятку сломал.

Посоветовала ему, своему бывшему ученику, Валентина Михайловна Абакшина съездить к Ефросинье Александровне. Осмотрела она ногу и сразу начала разглаживать - и утром, и вечером. И так день, второй:А после третьего дня отбросил он трость в сторону и пошел по комнате, да так, как будто и не было никогда боли в ноге.

- Спасибо Вам, Ефросинья Александровна, - сказал Геннадий, приобняв бабушку. - Врачи Норвегии, Испании не смогли вылечить, а Вы всех превзошли. Вы - настоящая целительница с божьим даром.

- Добрый он человек, - вздохнув, приговорила Ефросинья Александровна, - в строительство часовенки в Шеговарах внес солидную сумму.

- Однажды из Вологды ко мне молодую женщину привезли, - продолжает Ефросинья Александровна. - Выглянула я в окошко и вижу, как она из машины руками с трудом сначала одну ногу выставила, потом другую. Подхватили ее на руки мужчина и женщина, да так и занесли ко мне в избу. Плачет бедная. Жалко мне: "Не плачь, - говорю, - вылечим твою ногу". Она заулыбалась. Два часа гладила. Назавтра снова - утром и вечером, а на четвертый день она встала на ноги. Я ее зову: "Иди, давай, иди ко мне". Шаг, два, смотрю, и пошла, пошла по комнате, потом от радости бросилась обнимать меня со словами: "Бабушка, я ведь ходить-то совсем не могла, а сейчас как рукой все боли сняло. Это судьба, что тебя я встретила".

- Помню, как с Архангельска у меня четырехмесячный мальчик Ленечка появился. Его родители привезли. Головушка не держалась, ладошки не расправлялись, пальчиками не шевелил. Только плакал постоянно, - вспоминает Ефросинья Александровна. - Сердце от жалости сжималось. Я его четыре раза тихонечко прогладила:Все у него стало хорошо. Заулыбался. "Ну вы и врач! Думала, обречен наш сынок. А вы его к жизни вернули. Берегинюшка Вы наша", - сквозь слезы радости говорила мама Ленечки.

- На прощание накинула она мне на плечи пуховый платок в подарок. Отказывалась я, - продолжает рассказ Ефросинья Александровна. - А они мне в ответ: "Не обижайте нас отказом. Мы же от всего сердца". Что тут поделаешь? Не бежать же вдогонку, - улыбается моя собеседница.

- Как-то ко мне приехал молодой мужчина с Северодвинска, вернее, не приехал, а его принесли. Парализовало его бедного, правый бок - рука и нога не действовали. Восемь раз я его прогладила. Нога-то и заходила, костыль отложил. Рука тоже отошла, а три пальца еще не совсем. Я его еще два раза прогладила. Так ведь рука-то совсем здоровая стала. "Вы чудо вершите, Ефросинья Александровна, - сказал он мне. - Ни-кто не верил, что я, неподвижный, буду, как и прежде, здоров. Вот это чудеса!"

- Да, - продолжает Ефросинья Александровна. - В том же году еще двух мужчин поправила. У одного тоже правый бок, у другого левый бок парализовало. Они оба с Борка. Рада я, что на тракторах обоих после моего массажа забирает работать.

Довелось не раз побывать и мне у Е.А. Личковой. Феномен ее меня давно интересовал. Всегда у ее дома 2-3 машины. В доме - люди. И все за помощью. Иногда по 4-5 человек в день принимает.

Маленькая, подвижная, улыбчивая. С первой минуты становится близкой и понятной. Пребывает в полном здравии. Она наполняет дом, окружающих энергией, добром, своим жизнелюбием.

- Я никогда не отказала никому в помощи. Никому не желала зла, не говорила плохих слов, не завидовала. Мне всех жалко. Силы-то мне Господь дает и жизнь долгую, - рассуждает Ефросинья Александровна.

Не раз я наблюдала, как она проводит массаж. Не кулачком, не ладошкой, а пальчиками находит все болевые точки у больного, а потом отглаживает и отглаживает. "Я просто массажирую, и люди поправляются", - замечает Личкова. Испытала и я ее массаж. Отличный массаж. С первых минут чувствуешь, как от ее рук идет энергия, тепло. Ощущение такое, что ты как бы заново родилась. Во всем теле появляется легкость необыкновенная. Гладит она каждого долго - и час, и два. Вся испариной покроется, а не отступится, пока не отгладит.

Живет Ефросинья Александровна по принципу: "Если ты что-нибудь делаешь - делай это хорошо, а если ты не можешь или не хочешь делать хорошо, лучше совсем не делай".

- Как Вы обнаружили у себя дар исцеления людей? - поинтересовалась я у нее.

- Разве у меня есть дар-то? - улыбаясь, отвечает она.

- Да еще какой! Недаром со всего света к Вам едут.

- Давно это было, - вздохнув, говорит собеседница. - Дочка Нина как-то еле дошла до дома. Вся в слезах. Тяжелую корзину с картошкой подняла в колхозную фуру и надорвалась. В третьем классе тогда училась. Повела ее к бабушке-лекарке. Она в теплой бане собралась ее погладить, а Нина не дается. Больно. Слезами заливается. "Ну-ка, давай сама", - предлагает мне лекарка. "Да я не умею, не смогу". "Покажу, и сможешь", - слышу в ответ. :Начала я Нину тихонечко гладить. Успокоилась дочь-то. Умолкла. А бабуля и говорит: "Еще раза два погладишь, и здорова твоя девка будет". И то правда, поправилась моя Нина.

Хорошие вести быстро по округе разнеслись. И пошли, и поехали вскоре к Е.А. Личковой люди. Шли годы. Мастерство росло, а вместе с ним пришло и признание.

Секреты Ефросиньи

Ефросинья Александровна лечит не только массажем и словом, но и травами. Она знает каждую травинку, каждую ягодку, какая от какой болезни и знахарские советы не таит, охотно делится. И мне поведала некоторые:

- Прожила я на свете уже почти 100 лет, а к врачам не обращалась. Сама лечилась травами. Как-то с Мурманска ко мне приехала женщина, совсем худая. В крыльцо подняться даже не может - одышка одолевает. Дыхания нет, душит. "Стенокардия, - говорит, - замучила". Оставила ее у себя ночевать. Сходила, набрала вересковых ягод кружку, одну столовую ложку ягод заварила стаканом кипятка, прикрыла блюдечком. Напрело. Пьет женщина этот отвар и приговаривает: "Вкусно, сладенько". Поила ее несколько дней, по 3-4 раза в день. Поехала она через несколько дней домой почти здоровая, полегчало ей. Дала ей с собой еще ягод, дома, мол, допьешь. "Вот ведь, это просто чудо - лесные лекарства", - удивилась женщина. Да брат мой тоже страдал стенокардией. Но когда кружку ягод выпил, не на раз, конечно, то рассказал, что шел 15 километров без остановки и одышки как не бывало.

- Зимой-то вересковых ягод нет, так одышку можно и по-другому вылечить, - рассказывает целительница. - Возьми 700 граммов воды да добавь 5 столовых ложек сосновых иголок, щепотку луку и две столовые ложки шиповника. Прокипятить пять минут и на ночь поставить в русскую печь, пусть попарится. За день надо выпить весь этот навар, а с вечера вновь наготовить. И пить так надо 40 дней, и вылечишь жабу, как там по-научному, кажись, стенокардией ее зовут. По этому рецепту моя дочь Нина излечилась от жабы-стенокардии.

А вот несколько рецептов лечения травами, которые я записала со слов Е.А. Личковой.

Конский щавель от диатеза: заваривать, густым отваром мыть пораженные места.

Багульник - отхаркивающее средство при кашле, коклюше, бронхиальной астме, гриппе: 10 гр. измельченной травы на 150 гр. кипятка, заваривать, как чай, принимать по 1 ст. ложке через 2 часа.

Хвощ полевой - от высокого давления: мелко нарезать 1 ст. ложку хвоща на стакан, заварить кипятком, кипятить 2-3 мин. Есть побольше печеного картофеля в мундире, вместе с кожурой, и свежие луковицы.

Черноплодная и красная рябина и ягоды калины снижают давление. Калина - при головных болях, кашле, потере голоса: 1 стакан ягод залить 1 л горячей воды, кипятить 8-10 мин. и добавить 3 ст. ложки меда, пить по полстакана 3-4 раза в день.

Черника восстанавливает зрение.

Малина - потогонное средство от простуды (в сухом и сыром виде).

Земляника, клубника обновляет кровь: ешь сколько хочется.

Спорыш (птичий горец) дробит камни в почках: 1 ст. ложка на стакан кипятка, выпить в течение суток.

Корень кровохлебки от неврастении: 30 гр. измельченного корня залить 250 гр. водки, настаивать 2-3 дня, пить по 1 ст. ложке утром натощак.

Зверобой. В любую банку положить зверобоя до плечиков банки и залить растительным маслом, лучше нерафинированным, настоять 2 недели и мазать обожженные места. 2 ст. ложки зверобоя залить 0,5 л воды, кипятить 5 мин., настоять 15-20 мин. и полоскать рот горячим настоем, когда болят десны.

Клевер (шишки) для лечения печени: 1 ст. ложку на стакан кипятка, настоять 10-15 минут, пить, как чай.

Мухомор от шпоры: разрезать его, засыпать горчицей и привязать в марле к пятке не более, чем на 30 минут.

Мята, чебрец, зверобой, душица - по щепотке заварить в чайнике. Чайную заварку добавлять не надо. Сама я пробовала. Чай отличный получается - тонизирующий, ароматный.

Светлый человек

С Ефросиньей Александровной можно часами говорить, только отдохнешь от такого общения. Память у нее отличная. Помнит все и всех, кто к ней приезжает, поименно, не говоря уж, кто чем страдал, но все-то мне не рассказывает, да мне всех подробностей и не надо - врачебная тайна. Ум у нее светлый, здравый смысл, речистая она, а доброта так и прет от нее через дела, слова, внимательные глаза. Одним словом - солнечный, светлый она человек.

- В семье было пятеро детей, я - вторая, - вспоминает Ефросинья Александровна. - Хозяйство большое, чего только не приходилось делать - и коров доить, и прясть, и ткать, и кирпич делать. Всех троих мальчишек и меня (вторая-то сестра во младенчестве умерла) отец привлекал кирпич готовить. Так я по пятьсот кирпичей делала в день. Хоть и было тогда мне всего 12 лет. Погляди-ка печи-то у нас, вот русская, а в горнице голландка из того кирпича сложены. Вот уж почти без мала по 100 лет стоят и не чинены.

В школе-то всего полгода училась, не отпустил отец меня учиться: надо, мол, маме по хозяйству помогать, а парни-то отцу помощники. Мне учиться больно хотелось, и учительница сколько раз приходила к нам, просила, чтоб меня в школу отпустили. Но отец был упрям, как отрежет, бывало: "Нет! Дома делов много". Помню, как дела-то все переделаешь, так и на вечерку отпустят, но прялку с собой, там мы и пряли, и пели. На вечерки и парни приходили с гармошками. Ох, и плясали, дробили под частушки. Сами и пели о любви, об изменушке: " Долог, долог в Шенкурск волок, я иду и думаю. Дроля мой остался дома, отобьют, я думаю". Мне один парень очень приглянулся, да и я ему:

Однако замуж нецелованную 18-летнюю Фросю отец отдал за Егора из соседней деревни в большую семью, не спросив ее согласия. Жених вместе с невестой получил большой надел земли.

- Работящая я была, - приговорила Ефросинья Александровна. - Все бегом делала. В новой семье скорняжеством круглый год занимались. Уму непостижимо, сколько шкур через мои руки прошло. Хвалили меня свекровь со свекром: "Управная девка попалась". А я еще больше старалась. Да и с мужем хорошо зажили. Но вскоре невзлюбили меня невестки, стали завидовать, да мужу наговаривать. До чего допели ему, что жить стало невмоготу. Егор в гулянку бросился. Дролю завел. А я собрала вещички и в родительский дом со слезами. "Чего пришла? - рявкнул отец. - Ты мужнева жена. Замуж вышла - живи". Чаем напоили - отправили обратно.

Родители мои жили небедно, но уж скуповаты были и на ласку, и на обновки. Отец много лет служил при царе Николае II, поэтому денежки, да и золото у него водились. Нам он не показывал, но хранил богатство в кованом сундуке, а ключ с собой носил. К старости, когда умирал, позвал меня и говорит: "Сундук я закопал в десяти шагах от овина, в шиповнике. Когда-либо пригодится. Сейчас не трожь. Ты уж прости меня, что неласков был:". Да я уж давно простила отца.

- А сундук нашли? - любопытствую я.

- Нет, мы искали, да не нашли, может, кто другой выкопал, знали-то многие о сундуке. Жилось мне непросто. Хлопот не уменьшалось, а семья прибавлялась: дочка за дочкой. Сейчас вот думаю, - рассуждает Ефросинья Александровна. - Был у меня мужик работящий, не бил меня, а "блудил", но назад возвращался, из семьи не мог уйти. И то правда, какой ни есть, а все ж мужик. Я благодарна Егору за то, что он одарил меня пятью замечательными дочками. Свекровь-то за проделки его здорово ругала, а я прощала.

- Мама никогда не ругала отца, - говорит ее дочь Настя. - Мы не видели ни скандалов в семье, ни слез матери.

- Сама я дочерей подняла, - продолжает Ефросинья Александровна. - Кем только ни работала - и дояркой, и телятницей, и конюхом. Егор был на фронте. Помогала ухаживать за детьми свекровь. Она 42 года со мной прожила. Все дочери выучились, все в люди вышли.

В этом году Нюре, учительнице в Устьянском районе, будет 80 лет. Нине, шлифовальщице судоверфи в Мурманске - 78, Лидии, ткачихе в Ярославле - 75, Насте, бухгалтеру в Мурманске - 72, а Светлане, садоводу-огороднику в Крыму - 69. Все они работящие да умелые, добрые и приветливые. "Без дела жить - только небо коптить", - смеется Ефросинья Александровна.

Сейчас Нина, Лида и Настя живут вместе под материнским крылом, Светлана - в Шеговарах, Нюра - в Устьянском районе. Живут все дружно, матери не перечат. Дети рядом - это радость. И мать радуется детям, радуется каждому дню, солнцу, ветру, дождю: И правильно. Пока живешь на белом свете - радуйся. И не считай свои годы. Дел полно. Все обязанности распределены. Ефросинья Александровна, помимо лечения, занимается обработкой шерсти - чешет, прядет, подчас до 20 килограммов в год через ее руки проходит шерсти. Лида шьет, а Настя все хозяйство ведет: моет, варит, печёт, стирает, вяжет прекрасные вещи из шерсти - свитера и носки, владеет массажем и траволечением. Нина занимается огородом, следит за порядком во дворе, помогает матери обрабатывать шерсть. "Надо шевелиться, нельзя лежать в постели и ждать, что произойдет. Надо двигаться. Движение - жизнь", - замечает Ефросинья Александровна.

Я неоднократно наблюдала, как дочери заботятся о своей матери - нежно, трогательно. Всю нерастраченную любовь она отдала им, и они отвечают ей взаимностью и утверждают:

- Мама у нас золотая. Она по первому нашему зову ехала к нам поездом, летела самолетом то в Ярославль, то в Крым, то в Мурманск.

- Кстати, в Мурманске мама прожила со мной 22 года, - говорит Настя, - помогала растить внука Петра с 4 месяцев до совершеннолетия.

Она и сейчас на страже здоровья своих детей - кого помассирует, кому настойки травяные приготовит. Сколько добра, любви, силы и энергии вмещается в сердце матери-берегини. Сейчас у нее - 5 дочерей, 11 внуков, 15 правнуков и 10 пра- правнуков. Всех любит и помнит по именам. Всю жизнь, каждые 5 лет, собираются на юбилей к бабе Фросе все, от мала до велика. За подвиг материнский имеет медаль материнства, за трудолюбие отмечена медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне" и юбилейными наградами.

Я возвращаюсь домой. На улице падают снежинки. Размышляю: "Еще одну жизнь прожила вместе с моей героиней. Но ведь это единственный случай в районе, в области, чтобы в столетнем возрасте так бескорыстно, каждодневно отдавать всю себя людям".

- Успеть бы побольше сделать добра для людей, - задумчиво говорит Е.А. Личкова. Вот уж действительно: не искусство быть старым, а искусство старость победить.

Пять лет назад собрались все дети, родственники на юбилей Е.А. Личковой. Столы накрыли. Испекли большущий торт, 95 свечей зажгли.

- Вот, думаю, если не потушу все сразу, засмеют ведь, - говорит о том юбилее сама виновница торжества. А потушила все же и в ответ на их просьбу пообещала до 100 лет дожить. Потом, помолчав, промолвила: "А может и побольше проживу".

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага