Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
12 января 2007 (2)
Александр Юдин.

Мой друг Трифон Кафтаныч

Дальневосточный посёлок Андреевка на берегу бухты Святой Троицы небольшой. Всё взрослое население работало на норковой ферме или на оленниках, в которых разводили пятнистых оленей. Летом в выходные дни мужчины на шлюпках выезжали на рыбалку в устье бухты, а зимой от мала до велика спешили на лёд, предвкушая богатый улов "харитонов" (так по-местному называли прекрасную рыбу хариуса).

Вместе со всеми вышел и я, прихватив с собой Тришку. Так называли моего приблудного пёсика. Это было маленькое, пушистое существо на низких лапах с обвисшими ушами, которое ничем особым не выделялось среди своих уличных собратьев. Но удивительными были его глаза - лукавые, всё понимающие, мудрые. Часто бывало, что, провинившись, он садился на пушистый хвост, клал лапу на лапу и неотрывно смотрел так, что я сам начинал считать себя виноватым, и говорил ему: "Ничего, Триша, не горюй, всё будет о'кей!"

Характер у Тришки был весёлый и необидчивый. Любил он выбегать на середину дороги и, согнувшись калачиком, гоняться за кончиком собственного хвоста. А в минуты грусти садился прямо в кабину автомашины и сидел часами, ожидая меня.

Была у Тришки особенная страсть - любовь к музыке. Как только по радио (будь то утром или поздно вечером) раздавалась чётко известная всем мелодия, он по- своему, по-собачьи, начинал выражать восторг: тихо и радостно повизгивал, потом начинал коротко лаять и, наконец, протяжно выть. "Музыкальный у Вас пёсик", - криво улыбаясь, говорили соседи, которым собачьи "концерты" приходились не по душе, хотя мелодия была вполне благопристойная и, более того, отвечала патриотическому духу населения.

Но особо популярным Тришка стал после одного случая. Дело было зимой, толстый лёд сковал бухту. В воскресенье рыбаки и болельщики высыпали на рыбалку. Там и сям торчали взъерошенные от холода и азарта, скрюченные неподвижные фигурки рыболовов. Изредка тот или иной из них, будто ужаленный, вздрагивал, неожиданно вскидывал руку с удочкой и вытаскивал блестящую, как луч зимнего солнца, рыбку. Но чаще, чертыхнувшись, с огорчением замирал снова. Только у некоторых счастливчиков рядом на льду лежали небольшие кучки уже замёрзших хариусов. Многие, не выдержав испытания морозом и бесклёвьем, уходили домой. В итоге остались только мы с соседом, да неподалёку сидел третий рыбак.

Рядом со мной, поёживаясь от мороза, прямо на льду сидел Тришка. Он поднимал то одну, то другую лапу, вертелся на месте, тщетно старался согреться. Тихонько поскуливал, тыкался носом в рукав моего полушубка, настойчиво звал домой.

Я старался не смотреть на собаку. Мне просто было стыдно за свою неудачу - с утра не поймал ни одной рыбёшки. Сидел. Молчал. Мёрз. Ждал. И тут смотрю - нет моего Трифона. "Не выдержал, убежал", - решил я. Только об этом подумал, вижу - Тришка опять рядом. Сел на лёд и поглядывает на меня. Глаза у него такие преданные, такие умные, но - что-то слегка подозрительные! Однако мне некогда было заниматься им: я не спускал глаз с поплавка. А пёс сидел-сидел, мёрз-мёрз, и - снова исчез.

Оказалось, что я зря усомнился в преданности своего маленького друга. Объяснение его поведения было иное: видя, что я не поймал ни одной рыбёшки, Тришка решил заставить меня уйти и потому сам отправился на промысел.

Я ничего не подозревал о его замыслах. Вместе с удочкой стал перемещаться на другое место, и вдруг обнаружил под рукой лежащего на льду замёрзшего хариуса. Откуда он, ведь я ещё ни одного не поймал?! Огляделся и вижу: вдалеке сосед мой размахивает руками и ругает кого-то на чём свет стоит, а от него кубарем мчится Тришка, и только снежная морозная пыль столбом вздымается! Несётся прямо на меня, а в зубах держит: рыбину, да ещё живую! Подбежал, с победоносным видом опустил её около моих ног, а одно ухо оттопырил в сторону - нет ли сзади погони?

Вот хитрюга, вот плут: оказывается, пока я с безнадёжной тоской следил за поплавком, он пиратски обворовывал соседей! Оконфузил меня Тришка. Смирился я и пошёл домой.

С тех пор моего пёсика величали Трифоном Кафтанычем - в честь портного Трифона, который из всего данного ему материала сумел сшить лишь лохматый воротник. Тришка был рыжий, лохматый и не приносящий огорчений хозяину.

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага