Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
15 декабря 2006 (50)
Светлана Соболева.

В тундру, к оленям

после окончания Холмогорского зоотехникума была распределена в 1949 году жительница Литвиново Женечка Кокорина. Почти четыре года кочевала она по тундре, оказывая животным зоотехническую и ветеринарную помощь. Вернувшись в родной Шенкурский район, Евгения Михайловна (тогда уже Кривонкина) чуть не была назначена районным зоотехником по коневодству. От предложения и вновь неизбежных командировок смогла тогда отказаться: попросилась зоотехником в свой литвиновский колхоз "Победа", да тут и проработала почти до самой пенсии. О различных периодах развития сельского хозяйства рассказывает наша собеседница с огромным воодушевлением.

А ведь мечта у неё была стать медиком. Шенкурскую семилетку заканчивала ещё в военные годы. Потом отец Михаил Алексеевич Кокорин скомандовал: "Пойдёшь в животноводство!". Выучившись в Архангельске в школе техников-животноводов, получила направление на Ямскогорский зооветучасток, в ведомстве которого было тогда семь мелких колхозов.

- Насмотрелась тогда всякого, не такого, чему по учебникам учили, - признаётся Евгения Михайловна. - Время военное, с кормами плохо, коровы перед отёлами лежат, встать не могут. Зато лошадям - первоочередное внимание: корма, овёс, сено. Лошади нужны были для фронта, их содержание постоянно контролировалось. Потом замену себе нашла и поступила учиться на второй курс Холмогорского зоотехникума, практику проходила в хозяйстве с племенными коровами, а попала по распределению в Ненецкий автономный округ - к оленям!

Про путешествие по Белому морю, славных, отзывчивых людях, встретившихся на пути, про то, как первый раз надела малицу с пимами и села в нарты к ненцу, который по-русски ничего не понимал, до сих пор помнит во всех подробностях. Оседлые и кочевые базы-чумы, забой, растёл, клеймение оленей, вакцинация животных против сибирской язвы, еже-квартальный просчёт тысячного стада - вся эта экзотика была в жизни литвиновской "нылы" - по-ненецки девушки.

Школьный кавалер Евгении - Иван Фёдорович Кривонкин и не предполагал, что ему придётся некоторое время прожить за Полярным кругом. Когда Женечка приехала домой в отпуск, они решили пожениться. Оленей, по договору, Евгения Михайловна пока оставить не могла, поэтому муж тоже поехал в тундру. Работа ему нашлась в райвоенкомате посёлка Хоседокард.

Только в августе 1953 года Кривонкины вернулись в Литвиново. О том, что в деревне появился зоотехник, быстро узнали в райисполкоме. Вызвали "на ковёр", предложили должность зоотехника по коневодству при райсельхозотделе.

- Я руками замахала: нет, нет! - вспоминает Е. М. Кривонкина. - Так по тундре наездилась, что больше не могу. Определите меня в колхоз зоотехником, своим делом буду заниматься. Так в своей литвиновской "Победе" и оказалась. В те времена ещё не было машинного доения. Дояркам по двенадцать голов каждой надо было вручную обиходить: и подоить, и накормить, и напоить, и отёл получить. Поначалу надой на одну фуражную корову не превышал за год 546 килограммов.

Местной экзотики и кампанейщины в сельском хозяйстве тогда тоже хватало. То кукурузу садили (в Литвиново выше пятнадцати сантиметров она так и не выросла), то торфоперегнойные горшочки вместе с учителями по субботам делали. До тракторов силосные ямы сами доярки трамбовали.

- Чего ведь только не было! - охает собеседница. - Всякой дряни! Чтобы ни случилось, всегда зоотехник виноват. Дважды судилась: когда корова околела, да когда молоко скисло! Приказывали разное, приходилось выполнять, а вот помалкивать никак не могла. Меня и грубиянкой-то за это назвали! Ох, ты, Господи, Боже мой! Когда стали вводить искусственное осеменение, приходилось брать сперму у быков на Вахрушево, а потом пешком идти на Едьму и на Литвиново. Да, я говорю, вы с ума все посходили! Встаньте на место этой женщины (техника - осеменатора). Вот меня грубиянкой-то за это и назвали. В то время я работала уже главным зоотехником колхоза "Вперёд к коммунизму!"

Сколько председателей колхоза и уже потом укрупнённого совхоза "Шипуновский" пережила, теперь и не сосчитать. После объединения Евгению Михайловну определили в третье отделение: на Едьму и частично в Литвиново.

- И хуже я работы не нашла, когда приходилось с тунеядцами бороться, - говорит Кривонкина. - Они спят, развалились, а ты за них и телят кормишь, и коров доишь. А ведь и своих забот выше головы! Учёт - зеркало работы зоотехника. Постоянно в кармане рулетка. Всех коров, телят перемеряешь, а потом по таблице в конце месяца живой вес определяешь. Или у каждой коровы процент жира станешь подсчитывать, чтобы знать, какая корова чего стоит. В те времена уже бывало, от коровы по две с половиной, три тысячи килограммов молока за год надаивали. А на приёмных пунктах настоящая борьба шла, того и гляди, какую упитанность твоему скоту поставят: среднюю или высшую. Как-то нужно было скот сдать государству, а один начальник не разрешает, так как в районе план не выполнен. А мне что до всего района?! Я до другого начальника дошла: сдали мы скот, выручили деньги и колхозников рассчитали. Первый-то начальник требовал, чтобы я партийный билет на стол положила, как я тогда обрадовалась, что была беспартийная!

Родные редко видели маму и жену дома. С утра и до вечера Евгения Михайловна проводила на фермах. Очень много приходилось ей ходить пешком. Устала так, что года и трёх месяцев не доработала до пенсии - до 55 лет. Четверть века с той поры прошло, 11 декабря наша героиня отметила свой 80-летний юбилей. О том, что всю свою жизнь отдала сельскому хозяйству, ничуть не жалеет. И на пенсии Кривонкины держали корову, телёнка, поросёнка, кур. Огородом тоже занимались не жалея сил, около их дома на Литвиново чего только не росло! Скоро год, как нет в живых её верного друга и спутника жизни Ивана Фёдоровича. Потому и зимует нынче Евгения Михайловна на Борке, у дочери Инны. Но весной собирается опять в родную деревню Литвиново, ведь здесь фактически прошла вся её жизнь.

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага