Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
14 июля 2006 (28)
Галина Сычева

Пятнадцатилетний капитан с Двины

Окончание. Начало в N 26,27.

Рассказ-быль

IV

Веселые загорелые мужики первым делом занесли на катер початый ящик спирта. Веселые оттого, что с ними, видимо, хорошо рассчитались. Да и затянувшаяся командировка заканчивалась. Вот он буксирчик! Сейчас закрепим плот, как и надлежит, и... полный вперед!

Часа через два действительно был полный вперед. Только скорость всего 2-3 км в час. Идут, пыхтят. Плот длинный, 18 тыс. кубометров древесины. На мачте сигнал: "Иду с грузом". Все дорогу уступают. Груз серьезный.

Каждую весну ледоход рвал запани. И тысячи кубов первоклассного леса уходили со льдом в море. Там, на выходе, говорят, норвеги не зевали, лесок наш принимали и в дело пускали. Много древесины оседало и на берегах. Лихие мужики командировались на отлов сбор бревен. Работали день-деньской и ночью белой. Древесину ту сплачивали и доставляли в Архангельск.

Мужики-артельщики на радостях принялись угощать команду. Спирт пошел стаканами.

- Матрос! Треску жарь! Да поскорее!

Коленька раскочегарил плиту пожарче. Огромную сковороду водрузил, масла растительного налил. Куски трески в муке и соли обвалял, да на сковородку. Как мать делала.

- Что ты там копошишься? Давай скорее!

Треска получилась красивая, в румяных корочках! Пальчики оближешь! Вот только бы еще немного ей на сковороде постоять - середка сыровата.

- Давай! - орут из кают-компании.

Коленька понес сковороду. А там дым коромыслом. Гуляют.

Никому в голову не пришло предложить мальчишке приложиться. Берегли паренька. В те годы мужикам было зазорно за одним столом "гулять" с мальцом. Сейчас бы непременно "поднесли" то ли из-за бесшабашности иль беспечности, и со смехом наблюдали бы, как кочевряжится захмелевший пацан.

Коленька на палубе следил за огромными белыми чайками, которые с пронзительным криком пикировали с высоты и резко взмывали вверх над самой головой. То ли запах жареной рыбы привлек их, то ли предвкушали свое пиршество после трапезы в кают- компании.

Вот уже четвертый час катер стоит на якоре. Отлив.

Подошел капитан:

- Матрос, прилив начнется, позовешь.

:Прилив начался часа через полтора. Капитан тяжело вышел из каюты.

- Матрос! Заводи двигатель!

Механик не раз прежде разрешал матросу заводить "двигун". Коленька подсмотрел, где подсос, где кнопка стартера. Сам механик находился в "отключке".

- Есть мотор!

Капитан, находясь на последнем пределе своих возможностей - опыт не пропьешь! - вывел катер на фарватер.

- Так и держи!

И:тоже отключился.

V

Рейс был не первый, и матрос хорошо изучил фарватер, знал створы и буи. Встал за штурвал как бывалый морской волк, широко расставив ноги. За спиной спящая команда, 18 тысяч кубометров леса и пятнадцать лет от роду.

Справа - Реушеньга. Слева - Экономия. Впереди - Архангельск.

Вот и сбылась мечта! Ведет капитан огромный морской корабль. "Полный вперед! Так держать!".

Встречные суда уступают дорогу - "Иду с грузом". Не надо и показывать, каким бортом расходиться будем. Идут мимо груженые лесом суда, буксиры, баржи, пассажирские суда, снуют катера, моторки. Кипит жизнь на Двине. И кто бы только знал и видел, что этот длинный, огромный плот ведет паренек, который впервые встал за штурвал.

Вел пятнадцатилетний капитан огромный плот мимо лесозаводов 26, 25, мимо Гидролизного. От чувства ответственности и серьезности за порученное дело взмок так, что сухой нитки на нем не было. Показались Хабарка, остров Молодежный, слева - Мосеев остров.

Смену отстоял - восемь часов за штурвалом! Пальцы онемели от напряжения, в глазах зарябило. Ноги устали. После Соломбалы на широкой глади Двины движение, как на Павлиновке. День выдался жаркий. Отдыхающих на воде много. Нахальные моторки снуют туда-сюда перед самым носом катера. Недалеко до беды! Они и не знают, наверное, знака "Иду с грузом".

А вот и Пур-Наволок. Пальцы впились в штурвал. Прямо наперерез чинно идет "Макарка" с пассажирами на борту, направление - Кегостров. Уфф!.. Пронесло! Дремлют на рейде груженые морские корабли. Эти хоть стоят, обходи их спокойно, только не приближайся. А юркие суденышки так и норовят сунуться под буксир.

Запаниковал капитан Коленька, занервничал. Пора будить команду.

- Капитан! Вымерли все, что ли? Капитан!

Справа замаячила Бакарица. Где-то приставать надо. Там и тут стоят баржи под погрузкой. Оставил штурвал и влетел на поручнях в кубрик. Все спят. Растормошил капитана. Тот быстро сообразил, что паренька менять надо. Но вместо рубки бросился в гальюн.

- Буди всех!

Через некоторое время у дверей туалета образовалась очередь. Первые, выйдя из него, снова занимали за последним. Пока причаливали, заводили за боны плот, пропускная способность гальюна увеличилась.

- Матрос, мать-перемать..! Чем накормил?

Чем мог шеф-повар накормить команду? И разносолов-то всего хлеб, чай, сахар, картошка, треска. Треска! Жареная, в аппетитных корочках! Вот только малость внутри сыровата была, так ведь сами торопили.

:Заведенный за боны плот крепко-накрепко закрепили за сваи. Только тогда он считался сданным. Работа - требующая сноровки и мужской силы.

Коленька виновато стоял в стороне, наблюдая за мужиками. Хмель еще не совсем выветрился из лохматых голов. Один из них вскочил на скользкие боны. Такой акробатический номер исполнять надлежало бы только на совсем трезвую голову. Секунда:и вот уже бедолага барахтается во всей амуниции (высоких резиновых сапогах, в брезентовой робе). Пытается доплыть до бона. И расстояние-то всего метра два. Вся команда в каком-то оцепенении молча наблюдает за его героическими усилиями. А он молчит.

- Помочь бы нужно! - изрек капитан. - Матрос, возьми багор!

Коленька ловко перепрыгивает на скользкие боны и багром пытается зацепить барахтающегося мужика. Брезентовая роба не поддается. Тогда матрос изо всех сил лупит багром, чтобы прорвать эту проклятую робу. Удалось. Подтащил захлебывающегося мужика к бонам и помог ухватиться, а потом и выкарабкаться.

- Чуть не убил, мать твою так!.. Можно было и полегче!.. - донеслось вместо благодарности.

Потом этот выловленный мужик надолго исчез в туалете.

- Да что он там так долго! Матрос, проверь. Ведь не он один эту треску жрал!

Коленька в нерешительности деликатно постучался. Раз, другой. Тишина. Открыл дверь и застыл на пороге. Весь туалет был обклеен крупного достоинства денежными знаками - сотенными. Они, видать, были закручены у мужика в портянки - для удобства и сохранности. А сейчас намокли и просушивались. А сам выловленный мирно похрапывал, сидя на "толчке". Сторожил заработок.

Вот такой рейс приключился в эту вахту.

- Ну как, Коленька, отработал? - спросила, как обычно, дома мать.

Нормально. Плот привели. 18 тыс. кубов.

Несколько раз потом капитан говорил Коленьке:

- Вышел бы из тебя, матрос, хороший моряк! Это я тебе говорю! Хочешь, помогу в мореходку поступить?

Нет. Выпало Коленьке не штурвал обнимать ловкими, сильными руками, а гриф маленькой трогательной домрочки. И извлекать дивные, за душу берущие, чарующие звуки, даря людям радость и наслаждение. Но это уже совсем другая история.

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага