Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
30 июня 2006 (26)
Инф.

Пятнадцатилетний капитан с Двины

I

- Коленька, вставай! - тормошила мать.

Солнечный зайчик, игравший в рыжеватых вихрах, скользнул на длинные ресницы.

Красивые у Глафиры ребята! Да и сама она хороша суровой тотемской красой.

Заглядывались, заглядывались когда-то встречные мужчины на юную Глашеньку из Тотьмы, чинно шедшую об руку с молодым Афанасием. И каждое воскресенье с гордостью вел сероглазый Афанасий свою молодую жену по Троицкому в кондитерскую лавку за миндальными пирожными. Большой была лакомкой.

Младшенький сын - любимец Коленька, с пушистыми серыми глазищами на румяном лице - ни дать ни взять красна девица. Видимо, затевалась Оленька, да вышел Коленька. Хранит Глафира в недрах комода репродукцию из журнала "Огонек" с картины "Нахимовцы на "Авроре". Позировали художнику отобранные воспитанники 6-й роты, а на переднем плане ее Коленька. Вот, пожалуй, и все, что осталось от двух лет учебы в нахимовском училище. Нет. Еще собранность, кошачья ловкость, удивительная спортивность, упорство:

- Да вставай же ты! Катер пришел!

- Катер. Какой катер! Это крейсер "Аврора".

:Обжигая ладони, скользит Коленька с головокружительной высоты вниз по вантам прямо в объятия обомлевшего дежурного старшины.

- Воспитанник Шпанов! Наряд вне очереди - драить палубу.

Так неудачно закончилась игра в салки. Мальчишки остаются мальчишками даже на палубе героической "Авроры".

Три дня драил. Будет впоследствии что вспомнить! А пока что:

- Воспитанник Шпанов, к доске.

Весь вечер корпел вице-старшина над английским.

- И кто только придумал этот язык? Как только разговаривают на нем? То ли дело русский! Вот вчера на уроке преподаватель русского языка подполковник Бечек не просто поставил оценку, а, растопырив все пять пальцев и повернувшись к классу, объявил, выкрикнул:

- Молодец! Пять!

Ставил оценку вице-старшине Шпанову, всему классу, себе, наконец. Вот это педагог! Умел оценить, подбодрить, заинтересовать. Не благодаря ли ему русский язык впоследствии ни разу не подвел Шпанова.

"Англичанка" слушала внимательно, слегка кривя губы. Видимо, произношение оставляло желать лучшего. Весь вечер учил один английский! Думал, уж сегодня-то сразит ее наповал.

- Садитесь. "Три".

Нет, он не ослышался. Именно "три". Закусив губу, чеканя шаг, пошел на место.

Но ведь весь же вечер:

С мальчишеских губ сорвалось грубое слово, которое в тишине класса прозвучало громко и четко. Слово в старом русском словаре трактовалось как "куча мусора". Не такое уж и крамольное. Обидное - да. Если б она это знала! Увы! Об этом знал только старый педагог, преподававший в нахимовском училище русский язык. Но он не смог на педсовете убедить "англичанку", что случается такое с мальчишками. Та была непреклонна: "Отчислить!" И:сама того не подозревая, резко изменила жизненную линию воспитанника Шпанова, подарила ему другую судьбу. Воспитанники- северяне Денисов, Шпанов, Жданов, Репин, Океанов, верные крепкой мальчишеской дружбе, мечтали провести ее через всю жизнь. Да, видно, так судьбе было угодно, что он, отчисленный со второго курса нахимовского училища, один остался в живых из всех его друзей.

Троих ребят поднимала Глафира - муж погиб в первые дни войны. Мечтала о сытном детстве и о погонах для Коленьки. Да не вышло. Ну да Бог с ними, с погонами. Может, в другом его призвание.

- Да проснешься ли ты, наконец!

Крепок утренний мальчишеский сон.

Вчера допоздна над притихшей Садовой плыли прелестные звуки домры, смешиваясь с запахом тополей, флоксов, резеды. Уютно в зеленом дворике! "Маэстро" Шпанов самозабвенно исполняет фантазию на темы оперы Бизе "Кармен", удивляя и очаровывая нечаянных слушателей. Нежные, трогательные звуки далеко слышны призрачными белыми ночами. Музыкальные дети у Глафиры!

Вот ведь какой! Не спросив ее, поступил в музыкальное училище. Несерьезно все это, не для мужчины.

Ходила Глафира к Борису Александровичу Князеву, директору. Просила "срезать" на экзамене. Поздно!

- Если нам таких не принимать, кого же учить будем?

А уже весной, стоя на площади Профсоюзов, слушал Коленька по радио в собственном исполнении на домре Вторую венгерскую рапсодию Листа. Запела его домрочка и на концертах в филармонии.

Развязала Глафира заветный узелок, и заказали они в Москве у мастера домру - персональный инструмент, с которым Николай не расставался долгие годы.

А Татьянка, старшая дочь, проездом через Москву сходу прошла на II тур в Московской консерватории по классу вокала. Прошла, да испугалась. Училась в Архангельске на пятом курсе в медицинском институте. Вот он диплом - почти в руках.

Заветная мечта петь никогда не оставляла ее. Пела всегда и везде, где только предоставлялась возможность. Но тут все заново. Где взять деньги на жизнь и учебу в Москве? Одумалась, отступилась. Стала детским врачом.

- Твой катер пришел! Пора, Коленька!

Рано утром сбегала мать на телефон-автомат в соседнюю аптеку и узнала, что буксирный катер "Двина", куда на лето устроился ее сын матросом, благополучно прибыл из очередного рейса.

Продолжение следует.

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага