Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
19 мая 2006 (20)
Светлана Соболева.

Во имя Жизни

Бывает, человек не в силах остановить нахлынувших на него слёз. Они текут и текут по щекам, не слушаются нас. Где-то в глубине души сидит непреходящая боль, которую даже время не лечит. Осторожно, слово за слово начали мы разговор с жительницей села Шеговары Риммой Александровной Кузнецовой, более тридцати лет отработавшей фельдшером-акушеркой в здешних местах. За эти годы, полные ежедневной ответственности за жизнь пациенток, у неё не умерла ни одна роженица. Более двух тысяч родов, а ещё больше новых жизней (ведь рождались и двойни!) приняла она в свои руки. Только личная судьба Риммы Александровны сложилась отчасти трагично. Когда сыну Саше было шесть лет, по своей воле ушёл из жизни её первый муж. Через тридцать лет сын разделил страшный выбор отца.

Родилась Римма Ферина 15 мая 1926 года в деревне Водокужской тогда ещё Ледско- Немировского сельсовета. В семье была шестым ребёнком. Девятилетнюю школу заканчивала в Шеговарах, а в 1944 году поступила в Маймаксанскую фельдшерско- акушерскую школу. Почему пошла по медицинской стезе - точно не знает.

- Мы ведь в школе азбуку Морзе вовсю учили, военное дело, думали, может, на фронт ещё придётся идти, наверное, потому и поступила учиться на фельдшера, - поясняет Римма Александровна. - В войну трудно жилось, голодно, холодно. Как обрадовались мы известию об окончании войны! Ну а в 1947 году я уж поехала на работу в свой родной Шенкурский район. Поработала немного патронажной сестрой в Шеговарской больнице, потом меня перевели в Ямскую, там тогда на Ворбасе, недалеко от церкви, родильный дом был. Первые самостоятельно принятые роды помню и сейчас. Всё тогда хорошо прошло. В 1948 году вышла замуж, родился сын. И с 1 января 1951 года перевели меня акушеркой в Шеговарскую больницу, где я до самой пенсии, до 1982 года и проработала.

Тяжёл оказался труд акушерки участковой больницы. Медикаментов, по сравнению с сегодняшним днём, не хватало. Телефона не было, почта не работала, машины не ходили, да и асфальтированная дорога до Шенкурска тогда ещё только проектировалась.

- Очень сложное время, вот где нервы-то все и потеряла, - говорит Р.А. Кузнецова. - Сколько раз роженицы были на грани жизни и смерти. Как тут Бога не вспомнишь! Привезли как-то учительницу с Сюмы, кровь из неё фонтаном хлещет, вся она бледная лежит, ой, думаю, сейчас умрёт, беда-то какая! Бегаю вокруг неё, предпринимаю отчаянные попытки спасти пациентку: уколы, массаж, капельница:Женщины все вокруг притихли, ведь по семь человек, бывало, собиралось на роды. Когда фельдшер на помощь подошла, меня саму нужно было отваживать: сижу реву, вся обмякла, сил нет встать со стула. А ведь женщина-то та всё-таки выжила. И за все тридцать лет ни одна роженица у меня не погибла.

Много и охотно рожали женщины в Шеговарах, Сюме и Клемушино в послевоенные годы. За год по 78 родов приходилось принимать Римме Александровне.

- Уезжать в Шенкурск от семей, от мужей не очень-то решались, так что родильное отделение в Шеговарах работало на полную мощность! - рассказывает она. - Другой раз с одной ночь ходишь, под утро вторую везут, та родила, а ты уже к третьей бежишь. Стоны, слёзы, крики, детский плач, радость, связанная с появлением на белый свет младенцев - всё у нас было сразу. Физической-то усталости я тогда не чувствовала, молодая была, но ответственность - несоизмеримая. И от этого груза я, пожалуй, даже больше уставала. Вся их материнская боль и через моё сердце проходила, вся их радость была и моей радостью.

Случались и нештатные ситуации в практике акушерки Кузнецовой. Привезли как-то в больницу мальчонку с огромной, рассечённой молочным баком раной на голове. И как нарочно никого из врачей рядом не оказалось. Пришлось консультироваться по телефону с шенкурским хирургом Анатолием Семёновичем Третьяковым. Дистанционное обучение возымело свои плоды: двадцать четыре шва наложила Римма Александровна на голову пареньку, спасла бедолагу. Когда юноша поехал поступать в Москву, на комиссии шрам заметили и шеговарскую акушерку искренне похвалили.

Благодарности и признания в её судьбе хватало: добрая часть района лично знакома. Римма Кузнецова достойно несла звание фельдшера-акушера по жизни, лечила, принимала роды, наблюдала за женщинами и малышами. А между тем в 1955 году её муж свёл счёты с жизнью. То, что это страшный грех, Римма Александровна знала от своей верующей мамы. Слышала также, что беда одна не ходит, через тридцать лет выбор отца повторил единственный сын Александр.

- Всё плачу, как вспомню об этом, - утирая слёзы, говорит Римма Александровна. - Что говорить-то, только душу бередить. Боль эта теперь навсегда со мной. Молюсь за них, конечно, что тут ещё скажешь, когда так больно.

- Римма Александровна, а аборты Вы женщинам делали?

- С врачом, бывало, делали. А так, конечно, единичные случаи. Всё не понимаю, почему женщины сейчас рожать не хотят. Сейчас жизнь-то такая хорошая против той, что раньше, после войны. Как тогда жёнки мужьям обрадовались. Трудно жилось, а рожали. Теперь-то все сплошные богачи, а рожать не хотят. Беда:

И всё-таки Господь послал утешение Римме Александровне. Сорок лет с ней рядом надёжный, верный спутник жизни - Ким Данилович Земских. Домик их в Шеговарах рядом с храмом святого благоверного Александра Невского, колокольный перезвон жизнь освящает, душу радует.

- Мы тихо живём, - сказала напоследок собеседница. - Утром хозяин печку вытопит, картошку из погреба достанет, в чугунке отварит. Я пока по дому приберусь. Муж на огороде поработает. Схожу к козам или в магазин, газеты почитаем:В церковь нашу хожу каждое воскресенье, помолюсь, как умею. Как бы чего ни говорили, а мне легче после этого бывает, как будто какой груз с себя снимешь. Хозяин у меня не верит ничему, но отпускает, я и за него схожу помолюсь. Каждую субботу родителей, сестёр обязательно дома поминаю, прочитаю поминальную молитву, свечку зажгу. Так и живём. Даже не верится, что восемьдесят лет мне исполнилось! В этот год я состарилась, а так ещё бойкая была.

Бывшая шеговарская акушерка немного стеснялась слёз, нахлынувших на неё от воспоминаний. А чего стесняться? Блаженны плачущие. Слёзы текут, душа очищается, готовится: всем нам туда. Мы не в силах сделать выбор за наших ближних. Мы можем только за них помолиться. Поэтому не надо унывать и отчаиваться, ведь впереди - Вечность!

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага