Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
31 марта 2006 (13)
Михаил Явир.

"Партийный" мост

Прочитал в "ВК" N 2 от 13 января 2006 г. рассказ "Песня навытяжку" бывшего механика Кодемского лесопункта Шенкурского леспромхоза М. Кашина и решил рассказать про это странное дорожно-транспортное происшествие, как его непосредственный участник. Было это в 1964 году, и машина опрокинулась не в кювет, как пишет Михаил Кашин, а под мост, к счастью, без жертв. Свидетели этого ДТП - Георгий Степанович Соболев, Апполинария Сергеевна Анисимова и автор этих строк.

Вот как это было на самом деле. Водитель Гриша Турченко действительно вёз зимой на автомобиле ЗИЛ-151, оборудованном фургоном для перевозки людей, не делегатов профсоюзной конференции, а партийцев Кодемского лесопункта с партийного собрания Шенкурского ЛПХ. В кабине, кроме Гриши, действительно сидела его супруга и нормировщик Кодемского лесопункта, она же секретарь цеховой парторганизации Мария Егоровна Яковлева. Остальные пассажиры находились в кузове.

Я и А.С. Анисимова сидели на передней скамейке. Пятеро мужиков расположились сзади, ближе к выходу. Уткнувшись в угол фургона, под размеренное покачивание автомобиля, я задремал. Очнулся, когда вокруг была гробовая тишина и очень темно. Чувствую, что задыхаюсь. Понял, что попали в аварию, и потерял сознание. Но интересно, что как бы увидел перед этим своих родителей, братьев, сестер. Говорят, что такое случается с человеком в его последние секунды:

Сколько прошло времени, не запомнил, но сознание вернулось. Слышу, Анисимова говорит, чтобы я поднялся. Попробовал - не могу. Нас накрыло какими-то железяками, скамейками и другим грузом, который находился впереди.

Слышу, Клим Михайлов, завхоз лесопункта, кричит: "Где Миша?!" Он тут же подбежал к фургону и помог мне и Анисимовой выбраться. Спрашиваю: "Все живы?" Михайлов отвечает: "Все!". У меня сильно болела голова и на лбу была здоровенная шишка. Получила травму головы и Апполинария Сергеевна. Встречаясь с ней позже, я не раз слышал от неё, что эта травма сказалась в дальнейшем на её здоровье.

А то, что я увидел, повергло меня в шок. Произошло следующее. Проехав примерно восемь километров от Россох, машина на крутом спуске к мосту через речку Зимняя не вписалась в левый поворот, на мосту перескочила передними колёсами через отбойный брус и рухнула на лёд речки, с правой стороны от моста. От удара фургон оторвало и отнесло по льду метров на пять, а машина, пробив лёд, осталась на месте. Повезло, что глубина в этом месте была невелика. Холодало. Развели на берегу костёр. Один из партийцев, приехавших на работу на сезон, кстати, Гришин земляк, был навеселе. Он вышел на мост и запел куплет из какой-то песни: "Тэрэза, Тэрэза, колы ж ты бываешь твэрэза!"

Мы засмеялись, хотя в общем-то было не до смеху, и решили идти в Россохи. Как оказалось, Гриша с женой сразу ретировались с места происшествия. В Россохах мы переночевали, а утром нам предоставили транспорт, и мы уехали в Кодему. По пути остановились на месте ДТП. Там уже были главный механик леспромхоза Смирнов и начальник Шенкурского отделения ГАИ Окатов. Нам сказали, что мы родились в рубашках. Фургон оказался крепким, и это нас спасло. Для меня это ДТП было четвертым в жизни. Три из них случились в Кодеме, причём во всех случаях водители были навеселе.

О том, какое наказание понес Гриша Турченко, не ведаю, об этом лучше должен был знать Миша Кашин. Ну, а какой-то острый язык мост через речку Зимняя после того случая назвал "Партийным". Это название живёт до сих пор, хотя прошло с того времени более сорока лет.

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага