Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
24 марта 2006 (12)
Василий Спиров.

Экстрим

Парашютисты-пожарные Шенкурской авиагруппы готовы к тренировочному прыжку. г. Архангельск, слева направо: военный спасатель Александр Сверчков, Василий Усанов, Алексей Павловский, Федор Чистяков, Иван Глазачев, Василий Спиров, Сутугин Андрей; в полете на парашюте "Лесник-2" Василий Усанов.

Еще совсем недавно, угрюмо нахохлившись, воробьи сидели, тесно прижавшись друг к другу, а теперь весело снуют, щебечут, устраивают шумные свары. Даже невозмутимые сосульки, почувствовав перемены, все чаще льют свои хрустально чистые слезы по уходящей зиме.

У нас тоже начинается горячая пора - техучеба. Надо почитать, вспомнить технику безопасности, тактику тушения лесных пожаров, парашютную и десантную подготовку, ознакомиться с новой парашютно-пожарной техникой, чтобы не плавать на экзаменах в Архангельске. Ну и, конечно, получить медицинский допуск к прыжкам с парашютом.

За неделю до воздушной тренировки приснился сон, от которого с ужасом проснулся в холодном поту. Не мешкая, сразу же еще и еще раз прочитал раздел инструкции "Действия парашютистов в особых случаях. Правила пользования запасным парашютом".

Приснилось, что уже нахожусь на воздушной тренировке, выпрыгиваю из самолета. Дергаю кольцо основного парашюта, но купол даже из ранца не выходит. Судорожно нащупав кольцо запасного парашюта, дергаю, тут же выбросив. Никакого результата. Передо мной неприветливое темно-серое небо. Хочу перевернуться, чтобы видеть землю, чтобы ":встретить смерть лицом к лицу, как в битве следует бойцу". Не могу. От этого каждую клеточку тела пронизывает холодный ужас стремительного падения в бездну. Остается только, стиснув зубы, сжаться в комок в ожидании удара о землю. Вдруг - удар, треск ломающихся сучьев и веток. Ломая одни, пружиня на других, подпрыгиваю как мячик, что замедляет падение. Перед самой землей, на долю секунды, зацепляюсь за что-то, падаю в партер (на четвереньки). Проскользнула мысль: "Все, кранты!" Пошевелил пальцами руки - не больно, пошевелил ногой - тоже не больно. Встал, отряхнулся - жив, и никаких болевых ощущений. Пошел искать своих, которые находятся где-то тут, рядом.

:В автобусе, на котором едем в Архангельск, рассказал ребятам во всех подробностях свой сон, заключив словами: "Хотя этот сон вроде бы и про меня, но может быть, что все это я видел чьими-то глазами. Так что "запасочку" укладывайте аккуратно и внимательно!" Ох уж эти вещие сны!

Прибыли, сдали экзамены, получили парашюты. Со своими поздоровался, как со старыми знакомыми. Необъяснимо, но, по-моему, и неживая материя имеет свою ауру, свой характер. Мне знакомо то чувство после получения парашюта, на котором еще не прыгал, когда по спине пробегает холодок. Как себя поведет новый парашют? Потому что у каждого есть свои особенности. Смотрю на коллег: пыхтят, стараются, разглаживают парашютную ткань. Только по губам видно - что-то шепчут: устанавливают двустороннюю связь, что-то среднее между любовью и дружбой.

Перед первым прыжком прошу: "Господи, помоги не растеряться, сделать все правильно!". Мысленно прокручиваю внештатную ситуацию на счет раз, два, три. Раз - кольцо, два - отцепка, три - кольцо запасного парашюта.

Первый прыжок - все нормально. Второй, третий. Появилась уверенность в себе и вера в парашют - не подведет. Тренировка и дальше идет как по маслу. Вот она для меня и закончилась.

В воздухе АН-2, парашютисты которого совершат свой завершающий прыжок. Раз, два, три - все парашюты работают нормально. Не стал ждать окончания прыжков. "Слава Богу, все нормально!". С этими словами зашел в парашютный павильон укладывать свой парашют на складское хранение. Через две минуты на улице раздался крик: "Отцепка!" Выбегаю на улицу - точно! Высоко в воздухе белый запасной парашют, выше бесформенной тряпкой падает основной. Еще выше рядом друг с другом парят два нормально работающих парашюта.

Кто был рядом, все бежим на площадку приземления. У всех один вопрос. Кто? Прибежали. Василий Усанов уже собирает запасной парашют, основной принесли наготово. На вопрос "Ну как?" ответил: "Тумкает чувствительно". Все, тренировка закончилась.

Прошло два года. Опять же перед воздушной тренировкой подошел, улыбаясь, Леха Павловский. С игривым огоньком в глазах спросил:

- Что на этот раз подсказывает Морфей?

- Да, был коротенький сон, видел сверху белый запасной парашют, на который нанесена темная магическая спираль. Хотя я точно не разглядел кто там, под куполом, и у нас нет на вооружении парашютов с такой раскраской, но по фигуре и комплекции ты тоже подходишь. Так что не расслабляйся!

Прибыли в авиабазу. Как всегда, сначала проверка теоретических знаний, и только потом получение парашютов. Кто-то расписался за новый квадратный скоростной парашют, а кому-то достался круглый, но зато надежный. Началась воздушная тренировка. Сразу бросилась в глаза разница в классе возможностей куполов. Круглые купола, не обладая скоростью, очень зависят от точки выброса, от опыта и правильного расчета летнаба.

Совсем другие материалы и конструктивные решения использованы при создании парашюта "Лесник-2". Особенности конструкции и укладки значительно снижают перегрузки во время открытия купола, а мягкая отцепка КЗУ (кольцевое замковое устройство) исключает травмы и царапины, к тому же при определенных условиях обеспечивает мягкое приземление. Но требует постоянного внимания и контроля, не прощает ошибок в пилотировании на малой высоте.

Когда первый раз попробовал испытать маневренность купола, заложив вираж, от возникших центробежных нагрузок нитки в лямках подвесной системы заскрипели. Машинально прекращаю маневр, выравниваю полет. Испугался одной мысли, что нитки не выдержат, посыпешься как горох из дырявого мешка. Только тогда, когда поверил, что подвесная система выдерживает еще большие нагрузки, ввинчиваюсь в воздух как штопор. Центробежная сила вращения выносит тело из вертикального в положение, параллельное земле, так что вращающаяся земля находится перед глазами. От невероятной скорости текут слезы, оставляя на лице мокрый след.

Насмотревшись воздушных хороводов, наслушавшись восхищенных рассказов об огромных возможностях купола, увидев заразительный блеск в глазах рассказчиков, перед пятым прыжком Алексей Павловский подошел к инструктору парашютно-пожарной команды Алексею Дементьевскому и говорит: "Александрович, ну что за дела? Я уже семь лет работаю, каждый год сдаю экзамены, все купола на "отлично" знаю и еще ни разу не прыгал на втором". Инструктор оправдывался: "Так нет сейчас свободных куполов!". Но Алексей решительно и с таким жаром наехал на инструктора, что в конце концов они поменялись куполами. Леха примерил подвесную систему "Лесника- 2", даже подгонять не пришлось, они примерно в одной весовой категории. Инструктор взял себе круглый. Затем он подошел ко мне и сказал: "Сейчас будете прыгать групповой прыжок, пойдешь первым. Обрати внимание на управление в воздухе, а я посмотрю из самолета за выходом и раскрытием. Все равно надо пересаживаться на крыло".

Перед самолетом фотографируемся на память. Самолет, набирая высоту, закладывает "коробочки". Тихо. Ярко светит пока еще холодное весеннее солнце, высоко-высоко в небе одни признаки прозрачных, перистых облаков. Дым из трубы Архангельской ТЭЦ ровным прямым столбом поднимается до высоты тысяча двести метров, а затем резко поворачивает на юг. Дым из трубы ЦБК вертикально поднимается до той же высоты, а там резко поворачивает на север. Классический пример "кочерги", разнонаправленный по высотам ветер, который обязательно надо учитывать при прыжках на точность приземления. В данной ситуации он нам не мешает, прыгаем с тысячи метров.

Звучит короткая сирена, хлопок по плечу, ныряю в пустоту. К звенящему реву двигателя добавляется вой ветра, который быстро стихает до полной тишины. Распластавшись, планирую, не теряя из виду удаляющийся самолет. Вижу отделение второго парашютиста и уже краем глаза, когда мое внимание переключилось на открывающийся парашют, выход третьего.

Купол энергично заплясал вправо-влево, вправо-влево, по стропам болтанка передается и мне. Словно вырвавшись из пут, купол расправляет плечи, принимает вес. Над головой мелкой дрожью захлопал спустившийся по стропам слайдер. Убрав кольцо, перевожу взгляд по горизонту. Купол Федора Чистякова открылся ко мне левым боком и сейчас отлетает в сторону. А из-за него, как бы вырвавшись из тени, на меня несется лоб в лоб полураскрывшийся парашют, слайдер застрял посередине строп и поэтому имеет форму крыши домика. Леха Павловский машет руками, пытается стропами управления "прокачать" парашют.

Теперь я знаю, как выглядит лицо водителя, на которого несется по встречной полосе КамАЗ, потерявший управление. Не дожидаясь столкновения, отворачиваю вправо, делаю разворот и снова наблюдаю за стремительно падающим парашютом, который оказался уже ниже меня. Про себя думаю: "Пора бы отцепляться". Потом кричу во все горло: "Запаску!". Конечно, он ничего не слышит, сейчас у него один свист ветра в ушах.

Вдруг купол обмяк, потерял узнаваемую форму, повис безвольной тряпкой. От него отделилась фигурка и стремительно понеслась ногами вниз. Так солдатиком прыгают в воду.

Фигура резко выбрасывает правую руку в сторону, на солнце стремительной искрой чиркнула хромированная ручка вытяжного кольца запасного парашюта. Ничего не происходит. Хотя в инструкции сказано: "Для раскрытия запасного парашюта достаточно выдернуть вытяжное кольцо". Фигура с вытянутой правой рукой продолжает падение. Словно опомнившись, обратным движением руки ударом "аперкот" Леха выбивает залипшую "запаску".

Даже отсюда, с приличного расстояния, слышен глухой хлопок раскрывшегося парашюта. Делаю несколько скруток, теряя высоту, для того, чтобы посмотреть, что с Лехой. Нет, все нормально. Натяжением передних строп пытается увеличить горизонтальную скорость. Внизу река Юрас с открытой водой посередине и берегами, скованными льдом.

Пристроившись сзади, летаю галсами, готовый оказать помощь. Когда стало ясно, что опасная зона миновала, начался прибрежный кустарник, а с площадки приземления вышел лыжник, который окажет необходимую помощь, разворачиваюсь на круг и выполняю упражнение на точность приземления.

Тренировка прекращена до выяснения причин ЧП. В авиабазе заслушали всех, кто что видел из самолета, в воздухе, с земли. Старший инструктор парашютно-десантной службы Северной авиабазы Фрол Константинович Французов подвел итог. Парашюты - это та же техника, которая иногда подводит. Отметил грамотные и своевременные действия парашютиста. Сообщил, что сегодня, 17 марта 2000 года, Алексею Павловскому исполнилось двадцать восемь лет. Поздравил и вручил настенный откидной календарь с красочно оформленными логотипами "Авиалесоохрана".

На календаре с удовольствием оставили свои наилучшие пожелания и росписи коллеги по работе. После дополнительного инструктажа и наземной подготовки дальнейшая тренировка прошла без всяких происшествий.

В этом же году через два месяца, уже дома в Шенкурске, я получил парашют "Лесник-2" для работы в пожароопасный сезон, который поступил по межбазовому обмену из Ханты-Мансийского авиаотделения. Уложил его для прыжка по перерыву, чтобы почувствовать ногами открытый грунт, без поблажек на снег, да и плотность теплого воздуха совсем другая, что влияет на условия управления парашютом.

Я еще тогда подумал: "О, такой же купол, как у меня был, год выпуска и раскраска те же". Такая фамильярность ему явно не понравилась, и на первом же прыжке он показал свой крутой сибирский характер.

При раскрытии купола почувствовал: что-то не то. Вместо энергичных движений вправо-влево, вправо-влево, купол затрясло, он как бы задрожал, что сразу передалось и мне. Смотрю на купол. Слайдер застрял на середине строп, не дает куполу расправить плечи. Стучу ладонями по свободным концам - бесполезно. Стропами управления пытаюсь "прокачать" купол. Парашют резко поворачивается задом наперед. К полураскрывшемуся куполу добавилась закрутка строп.

Посмотрел вниз, прикинул. Если дела пойдут так же плохо и дальше, грохнусь в лес у перекрестка улиц К. Маркса и 50 лет Октября. Для себя поставил барьер: еще пару секунд и отцеплюсь.

Манипуляцией со свободными концами устранил закрутку строп, над головой радостно захлопал слайдер. Осмотрел купол. Остались залипшими два крайних левых сопла. Попробовал вправо - поворачивает, влево - тоже. Тогда полным ходом лечу к месту посадки. Только благодаря скоростным качествам купола сумел выкарабкаться на площадку приземления. Чтобы не терять время, укладываемся тут же, на стоянке самолетов. Рукой погладив ткань купола, говорю:

- Братан, давай жить дружно. Я тебя буду холить, лелеять, лишнюю бахрому уберу, а ты меня уж больше не подводи.

Подошел старший летнаб Валерий Павлович Семушин, спросил:

- Прыгать будешь?

Кивнул утвердительно.

- Поднимемся еще на двести метров выше, лишние секунды не помешают.

По всей видимости, мои уговоры парашютом были восприняты. Следующий прыжок, как и весь пожароопасный сезон, мы с ним отработали без всяких замечаний.

В настоящий момент статистика по экстремальным ситуациям по Шенкурской авиагруппе такая: две "отцепки" и два приземления на запасном парашюте совершил парашютист-пожарный Василий Усанов. Свое двадцатилетие экстравагантным способом, под стропами запасного парашюта, отметил Алексей Павловский.

Были и еще ситуации, когда рука уже ложилась на кольцо запасного парашюта, но основной купол начинал нормально работать, необходимость в "отцепке" отпадала.

Василий Спиров. Парашютист-пожарный. Шенкурская авиагруппа Северной авиабазы, филиал ФГУ "Авиалесоохрана".

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага