Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
9 декабря 2005 (49)
Светлана Соболева.

"Ты чего ходишь, дедушка?" -

такими словами нередко встречали Владимира Никаноровича Долгобородова работники многих городских и районных организаций, в кабинеты к которым 70-летний дед нынешних воспитанников Ровдинского детского дома Димы и Вики Долгобородовых заходил не раз. Инвалид второй группы, В.Н. Долгобородов недавно посетил нашу редакцию и поведал свою грустную историю, на благополучное разрешение которой мы все очень надеемся.

Как в сказке, было у отца три сына. Младшему Александру могло бы исполниться в этом году 37 лет. Он умер в 33 года после тяжёлой болезни на нервной почве. Жизнь поначалу складывалась неплохо, Александр женился, в семье родился сын Дима, потом появилась маленькая Вика. Когда у супруги Александра - Елены - умерла мать, из общежития райпо Долгобородовы переехали в дом тёщи по улице Валерия Кудрявцева, 5 в Шенкурске. Жили в достатке. Муж работал, жена торговала. Всё до поры до времени шло неплохо, пока Елена не пристрастилась к спиртному. Начались гулянки в компаниях. Однажды Александр застал мать своих детей у себя дома с чужим мужчиной.

Образумиться Елена не захотела, а, может, и не смогла. Пьянки продолжались. Александр не выходил из больниц, престарелые родители как могли боролись за его жизнь. Дети пока оставались с матерью. В середине сентября 2001 года Александр и Елена Долгобородовы развелись. А через полтора месяца после развода Саши не стало.

Дальнейшая деградация Лены была стремительной. Она пропивала не только своё имущество, она пропивала собственную жизнь и собственных детей. В 2004 году решением суда Е.Н. Долгобородова была лишена родительских прав, пятилетнюю Вику в июле этого же года отправили в Ровдинский детский дом. Дима долгое время не соглашался на переезд в детдом, бродяжничал, жил у сожителя матери, к деду не шёл, поскольку ему это было строго-настрого запрещено.

И всё-таки именно дед Владимир Никанорович оказался самым неравнодушным к судьбе внуков. Он своими руками когда-то помогал сыну и невестке перебраться в дом на Кудрявцева,5, делал там, как сам говорит, евроремонт. После смерти сына ноги его по знакомому адресу не несли, однако знакомые сообщили, что Дима бродяжничает, голодает, и Долгобородов - старший забил тревогу во все инстанции.

Сейчас, когда Дима живёт и учится в Ровдино, а на каникулы постоянно приезжает к дедушке и к бабушке в Шенкурск, заботы остались о том, чтобы ребятам было где жить после возвращения их из детского дома. А вопрос этот стоит достаточно остро, потому что мать детей до сих пор не стала собственницей этого частного дома, не оформила на себя наследство. Собственно, все сроки давно прошли, и жильё в любой момент уже может быть передано в муниципальную собственность.

Вот и стал ходить дедушка по конторам, даже технический паспорт на дом для нерадивой невестки за свой счёт выправил. По своей инициативе составил перечень имущества, которое по решению суда, было поровну распределено между матерью и детьми. Но когда-то добротная утварь сейчас стала почти хламом, комнату с имуществом в двухквартирном доме за ребятами так и не закрепили. Упрекать кого- то не хочется, есть закон, по которому строго действуют соответствующие структуры, и если пьяная женщина не пустит в дом представителей этих структур, у неё, к сожалению, есть на это право.

В удручающем состоянии находится в настоящий момент по-прежнему аккуратный снаружи дом на Валерия Кудрявцева, 5, где до отправки в детский дом были прописаны Дима и Вика Долгобородовы. Стёкла в рамах выбиты, ветер гуляет по комнатам, пахнет нечистотами, мебель в беспорядке, рядом с ней кучи мусора и хлама. И только потолок немного напоминает о проведённом здесь когда-то "евроремонте".

Опасаясь визита бомжей, Владимир Никанорович купил навесные замки, привёз досок, чтобы заколотить наглухо рамы. Когда после перерыва в несколько месяцев Долгобородов снова побывал с внуком в доме, он пришёл в шок от увиденного там. Сама Елена Николаевна после травмы находилась в хирургическом отделении Шенкурской ЦРБ. Она по-прежнему не оформляет наследство, оставляя без него и своих детей.

И всё-таки, будем надеяться, дедушка за внуков хлопотал не зря. Кому надо, знают о проблеме и постараются её решить уже не формально. "Ты чего ходишь, дедушка, не твоего ума это дело", - не раз говорили ему, намекая на некомпетентность Долгобородова в данном вопросе. Но ведь дверь открывается тому, кто стучится.

- Постараемся решить эту ситуацию, - заверила социальный педагог Ровдинского детского дома О.П. Дерябина. - Будем через суд получать это жильё на детей, раз у матери не оформлено право на наследование. Попытаемся также найти квартиросъёмщика, составим договор: необходимо, чтобы кто-то следил за домом, чтобы жильё не было открыто, а то деду каждый день придётся заколачивать эти окна.

Факты, когда для пустующих пока квартир детдомовцев находили квартиросъёмщиков, уже есть. Арендная плата в этом случае невелика (от 100 до 200 рублей в месяц), зато в квартирах после социально опасных родителей делался ремонт, и всё имущество сохранялось в должном виде. Если по такому пути пойдут специалист по охране прав детства Шенкурского роо Н.Г. Голованова и секретарь районной комиссии по делам несовершеннолетних Т.Н. Беляевская, то хотя бы половину дома, полагающегося по закону Диме и Вике Долгобородовым, можно будет сохранить.

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага