Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
 

Важский край
28 октября 2005 (43)
Николай Романовский.

Тишина на реке обманчива

(хроника одного рейда)

Наша родная река Вага прекрасна во все времена года, особенно лунной безветренной ночью поздней осенью: прозрачная, как стекло, вода "и тишина!" (как говорилось в известном фильме), изредка прерываемая всплеском рыбы. Но тишина эта часто бывает обманчивой - в этом я убедился, побывав в одном из рейдов шенкурской рыбоохраны.

Свой рассказ начну с участников данного мероприятия. Рейдовую группу возглавляли два Валерия: заместитель начальника отдела рыбнадзора Виноградовского отделения рыбоохраны Валерий Цыкарев и его напарник Валерий Соболев - люди, как я ещё раз убедился, очень опытные в своём деле. Больше всего меня поразило доскональное знание ими местности, что позволяло им вести рыбинспекторский "уазик" всеми мыслимыми и немыслимыми маршрутами даже в полной темноте с погашенными фарами к возможному месту совершения браконьерства. Хорошо они знакомы и со своим "контингентом" и уже заранее с достаточной долей уверенности могли ответить на вопросы "кто?", "где?" и "как?". Однако многовековой принцип "не пойман - не вор" существует по жизни и прописан в букве закона, поэтому и приходится с завидной частотой проводить подобные рейды.

Также в нашу группу входил общественный инспектор рыбоохраны, известный у нас парашютист-пожарный, весельчак и балагур Алексей Павловский. Представлял Шенкурское РОВД и осуществлял, так сказать, "силовое прикрытие" рейда сержант милиции Алексей Семушин. Кроме того, к рейду присоединился егерь Госохотнадзора Юрий Посысаев.

Вот такой группой в один из октябрьских вечеров грузимся в машину. В ней становится немного тесновато: помимо людей, многочисленного снаряжения и продовольствия здесь помещается ещё и складная лодка - на случай, если придётся работать на воде. Движемся по федеральной трассе вверх по течению Ваги. Первая остановка - участок реки выше Устьпаденьги. Высаживаемся на берег и начинаем наблюдение; уже стемнело, поэтому помимо обычного бинокля для этого применяется ещё и бинокль ночного видения. Так в созерцании реки, в беседе за чаем проходит часа два. На реке всё так же пусто, поэтому продолжаем движение на юг. По пути проверяем ещё три возможных места появления браконьеров - эффект тот же.

В Усть-Пуе, куда мы прибыли уже поздно вечером, ситуация иная. Свет фары у противоположного, правого берега Ваги мы заметили сразу же, как только проехали деревню и подошли поближе к берегу. Со всеми мерами предосторожности выходим на берег и начинаем наблюдение. В бинокль отчетливо видна лодка и в ней двое людей. Периодически мелькает большой сачок. "Электроудочка", - предполагают мои спутники. Наконец, фара гаснет - лодка направляется к нашему берегу.

Направляемся к возможному месту высадки браконьеров. Однако, пользуясь кромешной темнотой, им удалось высадиться на берег незамеченными. В поисках наша группа рассредоточивается по берегу. Вскоре замечаем на берегу габаритные огни автомобиля - злоумышленники уже отъезжали с берега со всем своим снаряжением и добычей. Авангард нашей группы подоспел вовремя - машину остановили. Вскоре подоспели и остальные участники рейда. (Как выяснилось потом, выйдя на берег и погрузив всё в машину, браконьеры решили ещё и отметить удачную рыбалку; эти несколько минут промедления и сыграли против них).

Первая догадка рыбинспекторов подтвердилась: орудием браконьерства оказалась именно "электроудочка". Это несложное, кустарного производства устройство - настоящее "оружие массового поражения"! С плывущей по течению лодки в воду пускается электроток, поражённая им рыба всплывает и подхватывается сачком. По словам Валерия Соболева, радиус действия такой "удочки" в нашем случае до 6 метров, есть и помощнее - с радиусом поражения до 12 метров. Очень часто браконьеры промышляют на двух лодках, и таким образом способны "вычистить" крупную яму или фарватер такой реки, как Вага. Именно - "вычистить", ибо после действия электротока в воде не остается ничего живого, в ней гибнет всё (!): молодь рыб, мальки, ракушки и прочие водные обитатели. Водоём на этом участке просто мертвеет!

Не удивительно, что в разговоре с задержанными у участников рейда волей-не-волей вырывалось крепкое мужское словцо. Задержанных двое; это местные жители Дмитрий Шепурев и Владимир Протасов. Их добыча - 19 щук и около 40 окуней общим весом 8 килограммов. По факту браконьерства составляется административный протокол и протокол изъятия орудий браконьерства и незаконно добытой рыбы - эти документы будут разбираться позже в Двинском Березнике. Там и определится степень вины браконьеров и мера наказания им.

Всё это время задержанные ведут себя спокойно, покладисто, хотя очень часто бывает и наоборот: по словам моих спутников, есть у нас и такие любители "рыбалки", для которых единственным сдерживающим фактором является "Калашников" в руках милиционера, а уж о "многоэтажных пожеланиях" в адрес рыбоохраны и говорить не приходится. У нас, видимо, случай не из таких: Шепурев и Протасов вообще утверждают, что приобрели "электроудочку" буквально недавно у некоего ровдинчанина, который подался куда-то в другие края и что на этот промысел вышли впервые. Так ли это - есть основания сомневаться:

В оформлении протоколов проходит времени, пожалуй, не меньше, чем на всю операцию на задержание браконьеров. Уже далеко за полночь, поэтому решаем подумать и о ночлеге. По пути проверяем на наличие сетей в устье Пуи и у моста через Суланду. Останавливаемся недалеко от него на развилке лесных дорог, где на следующее утро решено провести новую операцию - уже по линии охотнадзора. Засыпаем в "УАЗике" в положении "селёдки в бочке":

Утром группу ожидал новый "улов": на дороге останавливаем машину "ВАЗ-2110", в которой, как оказалось после взаимных представлений, едут москвичи Игорь Владимирович Цыганков и Пётр Иванович Семченков. В салоне машины -незачехлённая двустволка "ИЖ" и незачехлённая и, вдобавок, заряженная "Сайга-12". Данный способ перевозки охотничьего оружия противоречит как правилам охоты в Архангельской области, так и "Кодексу об административных правонарушениях", поэтому егерь Юрий Посысаев тут же взялся за составление соответствующих протоколов. После лёгкой полемики правонарушители признали свою неправоту и подписали эти документы. Решение по ним будет выноситься опять-таки позже, в официальных инстанциях в Шенкурске.

Далее маршрут рейда вновь ведёт нас к Усть-Пуе. Снова приворачиваем к Суланде, обследуем один из её участков. Суланда, как и несколько других наших малых рек - водоём семужье-нерестовый, но ямок-"копов" на дне пока не видно: сёмга пока сюда не зашла - хоть и время, но уж слишком низкий уровень воды в реке. Однако видно, что к встрече благородной красной рыбки здесь уже готовятся: со дна реки поднимаем несколько тракторных траков.

Вообще эти самые траки стали у рыбинспекции уже притчей во языцех: для крепления сетей или самоловов браконьеры усиленно насыщают ими водоёмы, а инспекторы их также усиленно изымают. Иногда вместо траков используется другое "железо" или просто подручные средства. Мои спутники вспомнили, как однажды подняли из Ваги около устья Леди пластиковые бутылки-"полторашки", набитые песком, служившие якорем, а во время нашего рейда из устья Пуи извлекли сеть, где те же функции выполнял молочный бидон с песком. Извлечением вот этого "хозяйства" рейдовой группе и пришлось заняться во время возвращения обратно в Усть-Пую. Основательно почистив таким образом дно Ваги и Пуи, руководители группы сочли нашу миссию здесь выполненной и предложили перенести "боевые действия" на другой проблемный участок Ваги - в район Усть-Леди.

Перекусив и перекурив, отправляемся в путь уже в обратном направлении. Когда съехали с федеральной трассы на устьледскую дорогу, начало смеркаться, а когда уже приблизились к Ваге, сумерки сгустились окончательно. Но всё равно в целях конспирации "уазик" тушит фары и пробирается к важскому берегу, повинуясь опыту водителя. Так же в полной темноте высаживаемся из машины и выходим на берег в месте возможного появления браконьеров. Кругом тихо, берег сливается с водой в одно расплывчатое целое. Слышен только шорох песка под ногами и изредка - тихий шепот напарников. Дождь, уже изрядно надоевший с утра, вновь то стихает, то усиливается.

Обследовав таким образом изрядный участок берега, возвращаемся к машине, но только продолжили путь, как вдали сверкнули фары встречного автомобиля. Тут же останавливаемся, гасим свет и ждём, пока машина не скроется за поворотом дороги выше по течению Ваги. Решаем проверить, кто это: выходим на берег ниже по течению и настраиваемся на долгое ожидание. Идёт время, но всё остаётся по- прежнему: моросит дождь, над рекой опускается туман. Тишина настраивает на размышления.

Да уж, ну и работёнка у рыбоохраны: это вот так по многу месяцев в году сутками мотаться по району, недосыпать и недоедать, мокнуть и мёрзнуть, трястись в "уазике" по разбитым дорогам, гоняться (в прямом смысле) за браконьерами, отрываться надолго от своих семей, получая при этом не Бог весть какую зарплату - и всё это ради того, чтобы охранять рыбные запасы района.

Прочитав эти строки, многие наверняка могут иронически ухмыльнуться: "А чего охранять-то её - эту рыбу. Что тут такого, если я брошу сетку в Вагу или разок- другой пройдусь по ней с "лучом"? Убудет что ли, этой рыбы-то?" Но ведь дело в том, что так у нас рассуждают и действуют многие. Ну а если это продолжать годами - ловить рыбу по принципу "одну рыбу поймаю - десять загублю" - ведь именно так действуют почти все браконьерские снасти? Что тогда станет с рыбой, смогут ли наши дети и внуки поймать хотя бы пескаря или ерша, не говоря уже о более солидной добыче?

"Так ведь издавна так у нас ловят!" - может возразить мне такой собеседник. В чём-то, конечно, он будет прав, но необходимо учитывать тут несколько моментов. Во-первых, во времена наших дедов-прадедов и экология у нас была не та, и реки полноводнее, и рыбы в них водилось не в пример больше. Тогда ещё не стоял вопрос о физическом выживании некоторых видов рыбы в наших водоёмах (например, той же сёмги), а ведь сейчас может произойти именно так.

Во-вторых, за счёт рыбы многие тогда жили, а некоторые - просто выживали. Думаю, не ошибусь, если предположу, что сейчас подавляющее большинство рыболовов занимаются этим делом не сколько из-за добычи, сколько из спортивного интереса, для души. Сейчас, мне кажется, народ у нас в районе не настолько (слава Богу!) беден, чтобы добывать рыбу любой ценой, рискуя своим здоровьем, репутацией, рискуя при этом оказаться привлечёнными к административной или даже уголовной ответственности! А ведь именно материальными проблемами лицемерно объясняют многие браконьеры свои действия. "Говорит, что детей кормить ему нечем, а сам на иномарке ездит!" - заметил Валерий Цыкарев по поводу одного из таких людей.

Ну и, в-третьих, наши почтенные предки при всём размахе рыбного промысла всё же знали меру и, по крайней мере, делали всё, чтобы шло естественное воспроизводство рыбы, чтобы не исчезла она из наших рек и озёр. Где сейчас эти мудрые заповеди? Вряд ли о них думают те, кто отправляется с острогой или самоловом на реку. Вряд ли у них возникает мысль пощекотать свои нервы не перспективой встречей с рыбинспектором, а с помощью рыбалки разрешёнными снастями - таковых в правилах рыболовства вполне достаточно, чтобы взыграл в крови адреналин:

В томительном ожидании идут минуты и часы. Поскольку браконьерский "луч" на реке так и не блеснул, а уже близится утро, решаем возвращаться домой. Как один из последних прощальных штрихов рейда - взгляд на Вагу с высокого берега у бывшей золотиловской нефтебазы. Река всё так же была задумчива и тиха. "Тишина на реке обманчива", - произнёс кто-то из моих спутников уже в машине. "Хорошее название для будущего материала, - подумал я, - звучит, может быть, чересчур романтично, но зато верно".

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага