Интернет-страна Вага

Районы Важского края:
Райцентры Поважья:
Областные центры:
Закаленное стекло триплекс

Заказывайте практичное триплекс стекло для дома. Проконсультируем. Звоните

romsteklo.ru

 

Важский край
6 мая 2005 (18)
Николай Романовский.

Вечная труженица

Первую зиму Александра Васильевна Артемьева провела не в родной Котажке, а в Шенкурске, у дочери Людмилы: тяжеловато теперь зимовать одной в далёкой деревне, годы берут своё - ведь 6 мая исполняется 80 лет. Но даже в гостях Александра Васильевна не может сидеть без работы; вот и наш разговор застал её "колдующей" над старенькой швейной машинкой. "Ещё мамино приданое, оттуда, из Котажки" - пояснила мне женщина.

"Родилась я в большой трудовой семье, - начала свой бесхитростный рассказ Александра Васильевна, - было у нас пятеро братьев и три сестры. Как и все, стали мы рано трудиться: боронили, скот кормили (было у нас две коровы, лошадь - их потом в колхоз забрали), пожинки убирали. В школу ходили четыре класса у нас, а три класса - в Ямскую Гору. Каждую неделю на выходные ходили за 25 километров домой, а потом обратно. Хлебца положим в котомочки и бежим в лапотках. Интернатов тогда не было, жили в Ямской на частной квартире, спали на полу.

В сороковом году закончила я семь классов, настоящей работницей стала. Отец у нас, Василий Ефимович, строгий был, не давал сидеть без дела, бывало, рано разбудит. На все руки мастером был, но стал прибаливать, и мы ему помогали: пойдём в лес, силки на птиц проверим, потом рыбные езцы посмотрим, ягод наберём и еле идём домой. Отец увидит и смеётся: "Вот, ребятишки, лес - он всех богаче!" Стали отправлять нас косить сено косой-горбушей на лесные колхозные полянки, а ещё мы с отцом курили печки, где вырабатывалась смола, сами возили бочки со смолой на завод.

В сорок первом году поработала я ещё в колхозе. Тут война началась, мужики пошли в армию, из оставшихся ребят кто постарше - на оборонные работы. Мне тогда 16 лет только исполнилось, туда пока не взяли - отправили луг косить в Золотилово. С покоса вернулась - и на Вагу, на сплав.

6 ноября направили нас на оборонные работы в Вологодскую область, в Пришекснинский район. Там "обостряли" берег Шексны, чтобы танки не прошли, копали окопы, чистили дорогу. Потом нас отпустили домой, мы пришли, недельку отдохнули - и на лесозаготовки. С леса - на сплав, на окатку в Верхоледку. Гнали лес до Устьледи. Закончился сплав - в колхозе поработала, дальше опять с отцом и младшими братьями печи курили.

Вернулась домой - на столе повестка: к утру быть готовой отправляться на Архбум на "оборонные". А у нас и сухарей нет в дорогу. На трудодень тогда давали по 400 граммов; отец сходил на пекарню, и там за ночь сухарей из хлеба мне насушили. Утром мы пошли. Шли пешком до Пуксы, потом поехали на поезде.

Привезли на Архбум (он тогда после бомбёжки был). Там приняли в комсомол. Меня отправили на насосную станцию учеником, а потом я стала работать машинистом пятого разряда. Работали по 12 часов, без выходных, питались по карточкам в столовой: на первое - суп из капусты или крапивы, а на второе каша - до сих пор от неё изжога.

Когда вышел срок нашей работы, пришёл приказ из министерства: оставить на работах дальше. Мы - в слёзы! Одежда и обувь порвались к тому времени, и ни купить, ни из дома в посылке не переслать - война! Выдали нам ботинки на деревянной подошве: ходим - только стукотень идёт! Помню, пошла я на встречу с братом (он после ранения и госпиталя был оставлен при штабе писарем). Стою, жду его у штаба, а мимо идёт начальник брата. Увидал мои ботинки, выписал брату на меня армейские валенки. А они на много размеров больше! Работала я на Архбуме в общей сложности 7 лет, до 1950 года. Тут мама, Марина Дмитриевна, заболела, младших братьев стали в армию забирать, и наш сельсовет прислал справку, по которой меня отпустили домой.

Дома меня взяли помощником бухгалтера и кассиром в контору колхоза. Вышла замуж. Муж мой работал в Ледском лесопункте, и переехали мы на Уколок. Тут и родились у нас дети. Потом наши родители созвали нас домой, в Котажку. С тех пор я там и живу.

Пятнадцать лет проработала я почтальоном. Почты было много, бывало, на праздники тащишь одних только открыток штук 200, да ещё по морозу. Обойдешь пять деревень - домой приходишь, как угорелая. С тех пор и пошёл ревматизм. С доставкой почты тогда строго было: например, было велено доставлять центральные газеты в Котажку на второй день. Вот и сидишь, ждешь автобуса допоздна. Хорошо ещё дочери помогали почту разносить! В 1980 году вышла я на пенсию. С почты меня с той поры не забывают: на праздники шлют открытки, а на День пожилых людей ещё и по 100 рублей. Это очень приятно!

Муж у меня умер в 1991 году, с тех пор и живу одна. По хозяйству обряжаюсь, сначала и скот держала. Дочери у меня хорошие выросли. Старшая, Галина, работала главным бухгалтером в нашем "Артелекоме", теперь на пенсии, живёт на Наводово. Людмила работает в культуре - в Шенкурском ДК, Тамара живет в Лешуконском, работает бухгалтером в райпо, а Надежда - в Санкт-Петербурге, на почте. Все получили образование, все, слава Богу, у дела! У меня 7 внуков и 4 правнука. Приезжают ко мне, когда есть возможность. Хорошо у нас, особенно летом!

У меня самой есть книжки "ветерана войны" и "ветерана труда", по второй и получаю льготы. Выдавали мне ещё какую-то награду на Архбуме (под духовой оркестр!), да она не сохранилась. Как знать - может, пригодилась бы сейчас. А так жить можно: был бы свет, да дрова бы возили - да и ладно.

Раньше, конечно, всё не так было. Котажка тогда была на первом месте: сколько лесу вывозили, сколько смолы курили! Клуб был хороший - там праздники праздновали, митинги проводили. Дома строили, 8-летняя школа работала. Скотный двор большой был, перелаз широкий - теперь всё обветшало. Школы теперь нет; лес, правда, рубят ещё немало: теперь кто посмелее - тот и живёт:"

В завершение нашей беседы Александра Васильевна ещё раз вспомнила своё детство.

"Праздновали у нас раньше и православные праздники - Рождество, Пасху, Петров день (наш престольный праздник), катальное заговение и другие. Были две церкви (каменная и деревянная) за 10 километров в сторону Верхоледки, там же находилось и кладбище. Был свой священник, были дома "поповский" и "дьячевский". В церковь меня как-то бабушка водила маленькую. Потом нам довелось жить в пустовавшем "поповском" доме: мы были там на покосе. У отца был ключ от церкви, и сходили туда. До чего красиво! Деревянную церковь потом разобрали и перевезли под клуб, а каменную разобрали по кирпичику тоже для строительства. Колокола с каменной церкви далеко были слышны. Когда их ломали, отец у меня в лес ушёл: сердце зажало - не мог этого видеть:"

Много рассказала Александра Васильевна о своей жизни в Котажке. Жизни непростой, как и у многих таких же скромных тружениц. Поэтому хочется, чтобы ощущала она и дальше заботу родных и близких людей, государства, работе на благо которого она отдала свои лучшие годы. С юбилеем Вас, Александра Васильевна, дай Вам Бог добра, здоровья и долголетия!

 
Погода в Шенкурске

ОБЪЯВЛЕНИЯ

РЕКЛАМА

© WWW.VAGALAND.RU – Интрернет-страна Вага